в вишлисте
Личная скидка {{ profile.personalDiscount.discount }}%
в корзине
на сумму
До бесплатной доставки
осталось
{{ cartCount + cartEbookCount }}
Корзина
Доставка в город {{ headerCity.name }}
сегодня от  бесплатно от {{ headerCity.estimatesMin }} до {{ headerCity.estimatesMax }}  бесплатно
Условия доставки
В город {{ headerCity.name }}
пока не доставляем
Посмотрите
другие города
Город, населенный пункт
{{ city.region }}
Сюда пока не доставляем книги
Заказы от   доставляем бесплатно.
Искусство учиться
Семейное образование за границей. Канада
15 марта 2018 3 359 просмотров
Искусство учиться
Семейное образование за границей. Канада
15 марта 2018 3 359 просмотров

Лейла Сазонтова
Лейла Сазонтова

Семей, которые решили обойтись в своей жизни без школы, в России становится больше год от года. А как с этим обстоят дела за границей?

Я решила пособирать для вас истории о том, как русскоязычные семьи, живущие в разных уголках мира, учат детей дома. Сегодня у нас история от блогера Даны Бар из Канады.

— Дана, расскажи для начала про свою семью и про то, как и когда вы оказались в Канаде.
— У нас с мужем трое детей. Старшему сыну двенадцать лет, средней дочке почти семь, младшей — скоро четыре. Все дети учатся дома, сын заканчивает шестой класс нашей семейной школы, средняя дочка в первом классе, младшая пока просто плывет по течению. Мы живем в Канаде, в провинции Онтарио, в пригороде Торонто. Приехали сюда в 2006-ом году из Израиля, где прожили пятнадцать лет. Там же я закончила школу, а позже колледж и университет.

По профессии я графический дизайнер и иллюстратор, также имею степени бакалавра в маркетинге и магистра в маркетинговых коммуникациях, но в маркетинге не работала ни дня (хотя никто меня туда за уши не тянул), так и занимаюсь версткой и иллюстрацией последние двадцать лет. Кроме этого, сразу после третьих родов поняла, что не могу больше игнорировать зов души и хочу работать с беременными, поддерживая их до и во время родов. Закончила курсы доул, и последние четыре года совмещаю фриланс-проекты по графике/иллюстрации с работой доулы.

— Какие ценности привели к решению жить без школы?
— Мне нравятся идеи самообеспечения, добровольной простоты и минимализма, сдержанности в потреблении и быту, экологичного существования. В таком же духе пытаюсь воспитывать и детей. К идее домашнего воспитания, и, впоследствии, хоумскулинга мы пришли не сразу. В момент переезда из Израиля в Канаду сыну было около года, и, так как мужу пришлось переучиваться, а мне, соответственно, работать, сын пошел в сад, и наша жизнь пошла по накатанной миллионами людей дорожке. Однако, чем старше становился сын, тем четче прорисовывалось осознание, что он совершенно не системный ребенок. На этом этапе я уже понимала, что жить можно и по-другому, но хорошенько изучить наши «опции» фантазии у нас все еще не хватало.

Мне нравятся идеи самообеспечения, добровольной простоты и минимализма, сдержанности в потреблении и быту, экологичного существования.
Дана вместе с детьми. Источник

В 2008 году я начала работать из дома, и вот тут-то и стали в наши головы забираться всякие «крамольные» мыслишки. Когда сын оставался дома на каникулы и праздники, нам было так хорошо, что мы вообще перестали понимать, зачем куда-то бежать. Несмотря на это, еще почти год сын ходил в вальдорфский детский сад, где тоже не прижился, и, вылетев оттуда с треском, за пару недель до рождения его первой сестры, мы, наконец, решили перейти к радикальным мерам и начали планировать домашнее обучение. В планах было попробовать один год, а потом «как пойдет». Ну, так и пробуем уже восьмой год.

— А какие приоритеты у вас с мужем были для того, чтобы вступить в неизвестность и начать пробовать?
— В контексте ценностей вначале мы совершенно не размышляли, а приоритет был один — сохранить ментальное и физическое здоровье ребенка, организовать для него среду, в которой он мог бы развиваться без ярлыков и давления системы. Позже из этого приоритета родилось осознание множества преимуществ свободного образования и сложилась философская база. Но случилось это все постепенно и далеко не сразу. Первый же порыв был абсолютно интуитивный.

— Как вообще в Канаде обстоят дела с хоумскулингом?
— Оформить домашнее обучение в Канаде очень просто, нужно просто написать заявление о своих намерениях в местное отделение министерства образования, и дальнейшая судьба ребенка больше никого не интересует, со всем хорошим и плохим из этого вытекающим. Так что здесь возможен и радикальный анскулинг, и нонскулинг, и фрискулинг, и все прочие наиболее свободные формы образования в семье, в которых не подразумевается какой-либо контакт со школой и аттестации. В каждой провинции есть свои нюансы, но, в целом, все очень легко и свободно. Государство периодически спохватывается, начинает грозить закручиванием гаек, но пока что, за семь полных лет нашего хоумскулинга, никаких изменений в законодательстве не происходило.

Государство периодически спохватывается, начинает грозить закручиванием гаек, но пока что, за семь полных лет нашего хоумскулинга, никаких изменений в законодательстве не происходило.
Дочери Даны. Источник

— Насколько такая форма обучения распространена?
— Как и в США, в Канаде хоумскулинг существует давно и довольно распространен. В последние годы число хоумскулеров начало расти, но, несмотря на это, образование в семье это все еще далеко не мейнстрим, и я отношусь к тем, кто считает, что мейнстримом становиться не должно.

— Как у вас относятся к хоумскулерам?
— Большинство людей относятся терпеливо и дружелюбно, или, по крайней мере, с вежливой безразличностью. В Канаде не принято лезть в дела других людей. Если разговор завязывается, то беспокоит всех одно и то же, вне зависимости от национальности вопрошающего — а как же социализация? Ну, и иногда — как можно обучать без нужной квалификации? Все это скорее из любопытства, чем из враждебности. Оно и понятно: в Северной Америке уже выросло не одно поколение домашних детей, большинство из которых выучились и влились в общество полноценными его членами без проблем.

— Как у вас все устроено? Получаете местное образование или российское?
— Мы не российские граждане, поэтому учимся исходя из местных реалий и перспектив. Занятия наши спланированы так, чтобы у детей оставалось максимум свободного времени на следование собственным интересам и самообразование. С утра посвящаем немного времени на освоение базовых навыков — языковую грамотность и математику, остальную часть дня дети находят себе занятия сами. Сын встает рано, и делает большую часть своей рутинной работы самостоятельно до всеобщего подъема. Потом мы завтракаем всей семьей, и начинается рутинная работа со средней дочкой.

Сын встает рано, и делает большую часть своей рутинной работы самостоятельно до всеобщего подъема.
Сын Даны. Источник

Сын тем временем играет с младшей сестрой. Обычно, они что-то строят, рисуют, и слушают музыку. Около одиннадцати старшие дети меняются, и я помогаю сыну с оставшимся материалом. До часа дня я успеваю позаниматься с обоими детьми, а они наиграться друг с другом.

Очень много внимания уделяю естественному обучению, когда навыки и знания обнаруживаются и закрепляются сами собой. Мы наблюдаем за птицами, занимаемся вермикультивированием, печем хлеб, делаем лекарства из трав — все это вместе с детьми. Осенью делаем чернила из грибов, весной — бомбочки с семенами. Все это, без книжек и карточек, культивирует в детях осознание цикличности природы и знакомит с ее процессами изнутри.

— А чем увлекаются дети?
— Сын увлекается рисованием и анимацией. Безобидное хобби переросло в потенциальную специальность в его взрослом будущем. Так же он много читает, вяжет, печет, рубит с папой дрова, вырезает из дерева фигурки, умеет плести корзины и браслеты из паракорда, и, в целом, постоянно чем-то занят. Девочки любят разбирать со мной травы, тоже рисуют, интересуются модой (не знаю, откуда в них это с мамой-хиппи), помогают готовить, и обожают ухаживать за домашними растениями.

— Что в плане обучения делаешь сама, что отдаешь на «аутсорсинг» учителям?
— Мы поклонники так называемого «медленного родительства», поэтому не считаем нужным каждый день куда-то бежать, бесконечно развлекая и образовывая. Так что причин для «аутсорсинга» пока не находилось. Будучи художником, я не испытываю трудностей в поддержании интересов сына, и кроме драмкружка и регулярных общеобразовательных занятий в библиотеке он никуда не ходит. Кое-какие курсы берем онлайн, но больше разнообразия ради, а не по необходимости. С девочками тоже пока справляемся сами. Средняя дочка очень любит занятия при библиотеке.

Французский (который я не знаю) изучаем вместе. Не исключаю, что в старших классах придется взять репетитора, но сейчас такой необходимости мы не видим.

Мы почти ничего не изучаем «на всякий случай», поэтому, если физика входит в интересы сына, как тропинка к анимации, вот этой тропинкой мы и идем. Формулы зубрить я не вижу смысла, а если нет формул, то и «аутсорсинг» не нужен, с помощью книжек можно разобраться самим. Я вообще заметила, что многие наши детские кошмары не такие уж на самом деле кошмары, и взрослый человек может освоить большинство школьных тем без проблем. Я открыта к помощи извне, но до сих пор нам это было не нужно. Даже плавать детей папа научил сам, тогда как все повально ходят для этого в специальные секции.

— Чем мотивируешь себя и чем — детей?
— Я вижу себя не преподавателем, а проводником, и главная моя цель в этой роли показать детям, как прекрасен и разнообразен этот мир. Все знания у нас на кончиках пальцев, и, если мы хотим чему-то научиться, это прежде всего в наших руках. Не нужно ждать умных дядь и теть, которые все расскажут и покажут, можно просто взять и изучить это самим. Уже сейчас вижу результаты этой философии, когда сын, без страха и сомнений, берет с полки книгу и впервые в жизни по рецепту печет хлеб. Он не думает, получится у него или нет. Он не сомневается. Он просто берет и делает. И вот эта свобода, а также ответственность за наполнение себя полезными знаниями, наша главная мотивация.

Похожие статьи