в вишлисте
Личная скидка {{ profile.personalDiscount.discount }}%
в корзине
на сумму
До бесплатной доставки
осталось
{{ cartCount + cartEbookCount }}
Корзина
Доставка в город {{ headerCity.name }}
сегодня от  бесплатно от {{ headerCity.estimatesMin }} до {{ headerCity.estimatesMax }}  бесплатно
В город {{ headerCity.name }}
пока не доставляем
Посмотрите
другие города
Город, населенный пункт
{{ city.region }}
Сюда пока не доставляем книги
Искусство учиться
Семейное образование глазами выпускника. Елисавета Сгонник
15 февраля 29 362 просмотра
Искусство учиться
Семейное образование глазами выпускника. Елисавета Сгонник
15 февраля 29 362 просмотра

Лейла Сазонтова
Лейла Сазонтова

Пишу подруге: «Представляешь, я договорилась об интервью с девушкой, которая школьную программу одолела за шесть лет!» На мое сообщение приходит ответ: «Она из вундеркиндов?»

Я долго думала, что ответить. А потом поняла: нет, не из вундеркиндов, а из тех, кто не был стеснен школьными рамками. А ещё из тех, в кого очень-очень верят родители. Верят и вкладываются по полной (в этот момент я имею в виду вовсе не финансовый аспект, заметьте).

Собственно знакомьтесь, Елисавета Сгонник. Рыжеволосой красавице с необычным именем 18 лет, и школу она закончила ещё четыре года назад. Впрочем, она и не училась в школе — была на семейном образовании. Но об этом Лиса расскажет сама.

— Лиса, расскажи о своей учебе.

— В школу меня родители записали, когда мне было почти 8 лет. Я была очень подготовленным ребенком. Мои знания оценили учителя первого и второго классов и сразу сказали, что у них мне уже делать нечего. Решили, что я буду проходить программу за третий класс. Так я быстро справилась с начальной школой. Пятый класс я сдала тоже за пару месяцев, потому что поняла, что вся его программа — это практически сплошное повторение предыдущих лет… Сначала мы поменяли одну школу на другую из-за конфликта с педагогом. Потом поняли, что аттестовываться в муниципальной школе бессмысленно: учителя почему-то очень предвзято относятся к хоумскулерам. Они могли не прийти, когда я их ждала, забыть о договоренностях, снизить оценку и т.д. Когда мы это поняли, то перешли в частную школу, где аттестация хоумскулеров была поставлена на поток и все проходило довольно плавно и легко. И главное — в комфортные нам сроки.

— И за все эти годы не хотелось стать такой, как все, и пойти в школу?

— Нет, правда. Но был момент в начальной школе, когда мне захотелось посмотреть, что вообще это такое — школа. Мама не была против и договорилась с учительницей о том, что я попробую ходить на учебу вместе с остальными детьми. Но очень быстро я поняла, что это не мое: я стала быстро уставать, перестала высыпаться, мне не хватало времени на любимые занятия. И тогда я продолжила учиться дома. Больше к таким экспериментам мы не возвращались.

— А как вообще проходил весь процесс учебы?

— Каждый мой день был не похож на предыдущий. Я спала не менее десяти часов (а это очень важно для растущего организма!), не более 3-4 часов тратила на школьную программу, а потом занималась всем, что мне было интересно: танцами, музыкой, спортом, иностранными языками… у меня не было репетиторов по всем предметам, как многие думают. Да, по профилирующим предметам я занималась с педагогами, а по остальным — самостоятельно. Это все было очень ненапряженно. Когда, например, школьная программа закончилась, у меня был целый год, чтобы спокойно подготовиться к сдаче ЕГЭ. Я очень рада, что это было так, что мне удалось избежать стресса и паники перед экзаменами, о которых говорили мои знакомые. Более того, за месяц перед ЕГЭ я вообще уехала на стажировку в Японию, и это мне нисколько не помешало успешно все сдать в итоге.

— Я знаю, что с твоим аттестатом ты могла поступить практически в любой вуз, но выбрала в итоге музыкальный колледж. Почему такой неожиданный выбор?

— Да, действительно, я сначала хотела изучать биохимию и биофизику в университете Стокгольма. Думала: вот закончу музыкальную школу и попрощаюсь, «завяжу» с музыкой. А потом в 2014 году я сдала ЕГЭ и получила аттестат. Мне было всего 14 лет, и я могла себе позволить «творческий отпуск». Музыкальную школу я закончила только годом позже. В это время и поняла, что хочу связать свою жизнь с музыкой, а не с наукой. Так я поступила в Музыкальный колледж имени Н.А. Римского-Корсакова, где проучилась два года. А потом я вернулась в Москву, чтобы продолжить учебу в Московском государственном колледже музыкального исполнительства им. Ф. Шопена в классе Никиты Зимина.

Лиса и ее обожаемый саксофон
Лиса и ее обожаемый саксофон

— А родители не пробовали тебя отговорить?

— Мама сразу меня поддержала, как и во всех остальных вопросах. А папа поначалу был не в восторге от такой идеи. Уже намного позже он признался, что даже разговаривал с мамой, чтобы она попыталась мне «вправить мозги» и отговорить от колледжа. Но в итоге и он принял мою позицию, и это здорово! В конце концов я уверена, что любимым делом я всегда найду, как заработать на жизнь. И это куда лучше, чем если бы я решила заниматься чем-то только ради заработка, но при этом не любила бы это всей душой.

— Как ты считаешь, чем ты отличаешься от тех своих ровесников, которые учились в школе?

— Я знаю, чего я хочу. Я умею ставить цели, отличать важное от второстепенного. Я знаю, что образование — это осознанная необходимость, то есть я учусь для жизни, для себя, а уж точно не для того, чтобы что-то кому-то доказать или получить оценку.

— А ещё такой момент… Как в школьные — если можно так сказать — годы реагировали люди, узнавая, что ты учишься дома?

— По-разному. На самом деле мы старались не афишировать это. Я никогда не чувствовала себя особенной из-за того, что не хожу в школу. Помню, в музыкальной школе как-то случайно обронила фразу о семейном образовании. Тогда все очень удивились. Мамы других детей тогда даже обиделись на нас: они считали, что это тот факт, который нужно было сразу всем рассказать, буквально при знакомстве! Мои ровесники, узнавая о семейном образовании, часто говорили: «Вау, круто! Мы тоже хотим ничего не делать!» Они же не знали, что за таким «ничегонеделанием» стоит большая работа, что я не лежу весь день без дела, когда они сидят за партами.

Лиса Сгонник с мамой Любовью
Лиса Сгонник с мамой Любовью

— А какой вопрос, связанный с хоумскулингом, чаще всего задают вашей семье?

— Когда я получила аттестат, моя мама (мама Елисаветы, Любовь Сгонник, известная в России автор тренингов про семейное образование и мотивацию детей. — прим. автора) написала об этом статью. Мы были очень удивлены тому, какой резонанс она получила. И тогда посыпалось большое количество комментариев. Одни люди восхищались. Другие говорили: «Это еще не показатель, вот посмотрим, что будет, когда девочке будет 20 лет/ когда она закончит вуз/ когда станет взрослой…». Некоторые писали даже, что нет никакой на самом деле Лисы Сгонник, что это мамина амбициозная выдумка. Вот это было обидно, потребовалось время, чтобы научиться спокойно реагировать на такие комментарии. А наиболее частый вопрос… Наверно, такой: «А как же социализация?». Людям почему-то кажется, что дети социализируются в школе, а те, кто там не учится, этого лишены. Хотя это как минимум странно. Во-первых, потому что в школе социализации практически нет: ты на протяжении 11 лет находишься в коллективе из тридцати своих ровесников. А во-вторых, хоумскулеров никто не заставляет сидеть в четырех стенах. У меня как раз-таки была и есть самая настоящая социализация с общением в разных коллективах с людьми разного возраста. Я всегда чем-то занималась: музыкой, спортом, танцами — и всегда находилась среди людей.

— И, наверно, последний вопрос. Представь, что время пролетело и тебе уже не 18, а, допустим, 30 с небольшим лет. У тебя свои дети… Они будут учиться в школе?

— Ой, это вопрос, на который я точно не знаю ответа! Музыка — это процесс бесконечной учебы. У меня он расписан как минимум на 12 следующих лет. Без перерыва. Я хочу продолжить образование за границей, хочу совершенствоваться как музыкант. Пока все мои мысли заняты этим.

P.S.  Хотите узнавать о самых интересных детских книгах и получать скидки на лучшие новинки? Подписывайтесь на нашу рассылку.  В первом письме — подарок.

Похожие статьи