Психология
Почему важна гибкость, а не скорость мышления
4 января 2 003 просмотра
Психология
Почему важна гибкость, а не скорость мышления
4 января 2 003 просмотра

Антон Бахарев
Антон Бахарев

Ошибочные идеи, несовершенные методы преподавания и ложные установки ограничивают возможности обучения. Однако теперь мы вооружены данными научных исследований и располагаем большим выбором доказанных образовательных методик, которые раскрепощают процесс обучения и раскрывают потенциал человека.

В этом материале с помощью книги «Безграничный разум» разберем один из деструктивных мифов — идею о том, что для успешного изучения математики или другого предмета необходимо быстро соображать, — и рассмотрим его альтернативу.

Гибкость, а не скорость



Безграничный разум

Скорость мышления не является мерой способностей. Оптимальное обучение возможно, если подходить к теориям и к жизни в целом гибко и творчески. Рассматривая обучение как среду для глубокого и гибкого мышления, мы начинаем по-новому воспринимать мир. Гибкое сознание и способность мыслить творчески присущи новаторам и становятся доступными и нам, когда мы смотрим на известное под другим углом.

Математика более, чем другие предметы, пострадала от идеи, что для достижения успеха нужна быстрая реакция.

Частично это следствие порочной школьной практики, например проверки знаний на время, которую часто проводят даже с пятилетними детьми. Родители также практикуют занятия по математике с ограничением по времени, используя, к примеру, дидактические карточки. Из-за этого у многих людей математика ассоциируется со скоростью и они думают, что если не могут быстро оперировать цифрами, то им не преуспеть в этой дисциплине.

У многих детей младшего возраста тесты на время формируют негативный опыт при изучении математики. Новые исследования возможностей мозга помогают понять процессы, благодаря которым это происходит.

Влияние стресса и тревоги

Нейробиолог Сиан Байлок изучала мозг людей, работавших в стрессовой обстановке. Она показала, что, когда мы нервничаем или работаем в состоянии стресса, кратковременная память блокируется и мы не можем получить доступ к математическим фактам, которые нам известны. Особенно подвержены риску учащиеся с хорошо развитой кратковременной памятью. Выполняя тесты на время, они испытывают тревогу, что блокирует их кратковременную память и не позволяет прорешать задания.

Развивается тревога, а следом за ней запускается сценарий деструктивных установок.

Вам когда-нибудь приходилось производить математические расчеты под давлением, когда вы чувствовали, будто в голове пусто? Когда детям младшего возраста предлагают тесты на время, многие начинают нервничать, кратковременная память блокируется — и они не могут выполнить элементарные действия. Если дети понимают, что не справляются с заданием, состояние тревоги только усиливается.

В этом и состоит интеллект

Ирония здесь состоит в том, что математика не тот предмет, где требуется скорость. Некоторые выдающиеся математики-теоретики весьма неспешно выполняют действия с цифрами и другие математические операции. Они мыслят не быстро, а медленно и глубоко.

Некоторые величайшие математики мира, в том числе получившие Филдсовскую премию, например Лоран Шварц и Мариам Мирзахани, открыто говорили о том, насколько медленно они думают обо всем, что касается математики. После получения Филдсовской премии Шварц написал автобиографию о своих школьных годах, где рассказал, что в школе чувствовал себя глупым, потому что был одним из самых медленно думающих учеников. Вот что он говорит.

Я всегда сомневался в своих интеллектуальных способностях и сообразительным себя не считал. Правда в том, что я был и остаюсь достаточно медлительным. Чтобы ухватить суть чего-либо, мне необходимо время, поскольку я всегда стремлюсь понять все до конца. К окончанию одиннадцатого класса я втайне считал себя довольно глупым. Это меня долго беспокоило. Я все такой же медлительный… В конце одиннадцатого класса я оценил ситуацию и пришел к выводу, что скорость нельзя считать точным показателем интеллекта: важно глубоко понимать суть вещей и их взаимосвязь друг с другом.

В этом и состоит интеллект. И не имеет значения, быстро ты соображаешь или медленно.

Нейробиология

Врач Норман Дойдж считает, что когда люди что-либо быстро осваивают, то предположительно укрепляют уже существующие нейронные связи. Он характеризует их известной английской поговоркой «Легко пришло — легко ушло», ведь эти связи можно ослабить или разрушить.

Смотрите, что происходит, когда мы готовимся к тестам и повторяем уже пройденное. Мы загружаем себя информацией, через пару дней воспроизводим ее, но испытание длится недолго — и мы быстро забываем выученное. Более устойчивые изменения в мозге происходят при образовании новых структур, а именно при физическом росте нейронных связей и синапсов. Этот процесс всегда небыстрый.

Если по ощущениям ваш разум похож на решето и вы не в состоянии что-то удержать в памяти, Дойдж рекомендует продолжать попытки — более глубокое понимание придет позже. Он считает, что «тугодумы», кажущиеся слишком медлительными, могут усваивать что-либо лучше «торопыг», которые учатся галопом по Европам и не обязательно сохраняют полученные знания без постоянного повторения.

Когда одни ученики постигают премудрости науки медленно, а другие быстро, то учителя часто делают вывод, что у них разный потенциал. В действительности у таких учеников задействованы разные виды активности мозга, причем более важной считается медленная и глубокая.

Подготовлено по книге «Безграничный разум».

Рубрика
Психология

Похожие статьи