boys&sex_oblozhka
Вот так книга!
Новое сексуальное воспитание. Отрывок из книги «Парни & секс»
6 июня 505 просмотров
Вот так книга!
Новое сексуальное воспитание. Отрывок из книги «Парни & секс»
6 июня 505 просмотров

Екатерина Щетинина
Екатерина Щетинина

Родители мальчиков часто задаются вопросом: как воспитывать сыновей так, чтобы из них получились достойные мужчины, которые готовы нести ответственность за свои поступки.

Журналист Пегги Оренстейн больше десяти лет изучает вопросы полового воспитания подростков. В течение двух лет она опросила более ста молодых людей в возрасте от 16 до 21 года о том, что они сами думают об образе идеального мужчины.

Многие из них искренне желали больше знать о взрослении, сексе и о поисках любви. Откровенными рассказами парней и рекомендациями для родителей Пегги поделилась в книге «Парни & секс». Приводим отрывок из книги.



Парни & секс

***

Любопытство к сексу — это нормально. Сексуальные желания — это нормально. Мастурбация — не только нормальное явление, но и здоровое и важное для сексуального развития (хотя она практикуется чаще парнями, чем девочками). Искать информацию о сексе и эротике — это нормально. Что изменилось для нового поколения и вызывает тревогу? Высокоскоростной интернет и его повсеместная доступность.

Парни предыдущих поколений разве что передавали друг другу потрепанные, замусоленные экземпляры журналов Playboy или Penthouse. Сегодня же любой обладатель высокоскоростного соединения может увидеть все, что только можно вообразить (и даже то, что совсем не хочется воображать), прямо на экране смартфона почти анонимно, обходя установленную родителями защиту.

Не имея других источников информации, подростки обращаются к порнографии, по крайней мере отчасти, с целью полового воспитания, даже если и знают, что ее содержание соответствует реальности примерно так же, как профессиональный реслинг.

Девушки изучают откровенно сексуальные медиа, чтобы разобраться в ожиданиях мужчин, хотя отношение к женщинам в порнографии оказывает на них в два раза более сильное негативное влияние, чем на парней. Опрос подростков и их родителей показал, что подростки смотрят гораздо больше порнографии, чем взрослые.

В ходе интервью Пегги спрашивала у подростков, когда они столкнулись с порно впервые. Зачастую это происходило не по их инициативе: старшие братья (или друзья старших братьев) показывали им видео на смартфоне или на компьютере — либо в качестве своеобразного мужского обряда инициации (это пойдет парнишке на пользу!), либо чтобы напугать.

***

В разговорах с Мейсоном его родители никогда не затрагивали вопросы секса, сексуальной этики или здоровых отношений. Это касается большинства мальчиков, с которыми беседовала Пегги. Тем не менее некоторые считали, что именно родители подали им пример полного любви, уважительного и даже игривого общения между полами.

У Мейсона было по-другому. Его родители не спали в одной комнате с тех пор, как он пошел в первый класс. Однажды они вообще не разговаривали друг с другом целый год. Отец высмеивал мать, перебивал ее, издевался над ее мнением. Мейсон настаивал, чтобы она развелась с ним, но та, будучи набожной католичкой, отказывалась.

Тем временем Мейсон вступил в период пубертата, и в нем проснулся сексуальный интерес. Учителя повторяли дежурные фразы о строгом воздержании, родители молчали. И он неизбежно обратился к современной «улице» — интернету. В седьмом классе он набрал в Google слово Playboy, и поисковик выдал десятки изображений полуголых, готовых на все женщин.

Знаменитость реалити-ТВ, причем несовершеннолетняя, в кроссовках и белом бикини, ее топ опущен на одно плечо, оголяя сосок. Полногрудая женщина в прозрачных трусах и туфлях на высоченном каблуке присела, ее сняли сзади, и она стыдливо повернула голову к зрителям. Женщина верхом на развернутом спинкой к зрителю стуле широко расставила ноги, из одежды на ней только манжеты от смокинга, галстук-бабочка и ушки зайчика. Другая в кружевных трусиках ползет к камере на четвереньках, облизывая одну поднятую руку, будто кошачью лапку. У всех гладкие, струящиеся волосы окрашены в одинаковый светлый тон, безупречная, блестящая от масла кожа, крупные груди, округлые ягодицы. И все смотрят будто прямо вам в глаза, соблазнительно надув губы.

В то же время эти фотографии не намного откровеннее тех, что мы видим в среднестатистических музыкальных клипах, а некоторые даже намного скромнее. Мейсон попытался обойти фильтры родительского контроля, коверкая слова: например, «большие грруди». Это дало еще больше результатов.

Первый оргазм у него случился в четырнадцать лет, когда он смотрел видео с голой женщиной, которая поливала свою грудь водой. А потом пошло-поехало. «Сначала все было просто — девушка в бассейне. Потом люди, занимающиеся сексом. Лесбиянки. Все из категории “большие сиськи”. Двойное проникновение. Уверен, я смотрел понемногу из каждой фетиш-категории. Попадались просто жуткие вещи».

Однажды Мейсон сидел на диване в подвале и просматривал порно на своем iPad, выданном школой в учебных целях, как неожиданно зашел отец. «Не надо это смотреть, — сказал он. — Это вредно».

Однако так получилось, что Мейсон незадолго до этого тайком залез в лэптоп отца и нашел целую коллекцию порнографии. Поэтому он огрызнулся: «Зачем ты лицемеришь? Я знаю, что и ты смотришь». Не говоря ни слова, отец уселся на диван и включил анимационный сериал «Закусочная Боба». Когда серия закончилась, он пошел спать. И никаких обсуждений.

«Я разочаровался в нем, — признал Мейсон. — Мне бы хотелось… Даже после того, как я сорвался на него, у него была возможность поговорить со мной».

«Может, если бы он сказал: “Это извратит твое отношение к женщинам. Все это ненастоящее. И это не поможет тебе найти девушку, это только помешает строить здоровые отношения”, — возможно, все бы изменилось. Но мои родители слишком боялись влезать в такие дела».

К десятому классу Мейсон посвящал порнографии примерно час в день. Он смотрел ее у себя в комнате. В подвале. В школьном туалете. На вечеринках. По его словам, порно стало неотъемлемой частью жизни, как чистка зубов, еда, сон.

«В мире порнофантазий можно проводить столько времени, не отрываясь от экрана, что перестаешь жить в реальности», — считает он. Однажды парень надел наушники и стал смотреть видео, сидя на заднем сиденье семейного автомобиля после приема у стоматолога (давайте обойдемся без шуток о сверлении), пока брат и мама болтали впереди.

«Вот каким нормальным явлением это стало, — сказал он. — Если приходится полчаса сидеть в машине, почему бы не посмотреть порно». Хотя на тот момент Мейсон ни разу не целовался с девушкой и даже за руку не держался, подсознательно он всегда ждал, что из ниоткуда вдруг появится «горячая штучка» и потребует заняться с ним сексом.

«Мне казалось, так должно быть, — сказал он. — В порно женщин изображают как сексуально озабоченных животных. Они только об этом и думают. Больше их ничего не интересует. Это надолго исказило мое восприятие действительности».

***

Для подростков, чей мозг (не говоря о структуре личности) все еще находится на стадии становления и остро подвержен любым формам влияния уже с раннего возраста, последствия от просмотра порно могут быть значительными.

Хотя порнография не создает зависимость в классическом смысле этого слова, сексуальная реакция подростков может быть обусловлена, натренирована таким образом, чтобы единственным триггером были именно образы из порно — даже когда (или особенно когда) они считают их оскорбительными.

Выход — делать это в более широком контексте: включать воображение; читать сексуальные книги (она предлагает романы о любви, которые теперь более откровенно и реалистично рассказывают о женском удовольствии); экспериментировать с романтическим партнером; и научиться отделять то, что сильно возбуждает, от того, что действительно приятно.

По материалам книги «Парни & секс»

Обложка: pexels

Похожие статьи