Вот так книга!
Эти каникулы запомнятся надолго. Отрывок из книги «36 ключей»
15 мая 181 просмотр
Вот так книга!
Эти каникулы запомнятся надолго. Отрывок из книги «36 ключей»
15 мая 181 просмотр

Мария Курамина
Мария Курамина

Димитри и Тесса с мамой приезжают в дом своего умершего дядюшки, чтобы провести там каникулы. Здесь, в этом огромном и странном доме, детей встречают десятки запертых дверей и ещё больше загадок. Кем на самом деле был их таинственный дядюшка? Что произошло много лет назад в этом огромном доме? Один за другим находя ключи от закрытых дверей, дети всё больше приближаются к разгадке головоломки.

«36 ключей» — это увлекательный детектив с мистической атмосферой для детей среднего школьного возраста. Прочитайте две первых главы из этой книги.



36 ключей

Тостер и бензопила

Всё началось в субботу утром, когда папа включил тостер.

Думаете, вспыхнул пожар, взорвался весь квартал или — почему бы и нет — открылся портал в другое измерение? Нет, вышло гораздо хуже. Папа, который очень кстати стоял спиной, сказал:

— Между прочим, в следующем месяце я уезжаю на две недели в Бразилию. По работе.

Он пробормотал это под щелчок тостера — были все шансы, что мама не услышит. Вот только слух у неё очень тонкий. Она дождалась, пока папа наберётся храбрости и обернётся, держа два отменно золотистых ломтика хлеба.

— В следующем месяце — значит, послезавтра? Ведь сегодня, кажется, тридцатое?

Когда мама не в духе, голос у неё точь-в-точь бензопила. В таком случае лучше не оправдываться. Не то тебя мигом распилят на полешки, чтобы было на чём жарить барбекю будущим летом.

— Вообще-то через неделю, — признался папа. — Мне очень жаль, я знаю, что часто уезжаю в последнее время.

Моя младшая сестра Тесса десяти с половиной лет мамину голосовую бензопилу ещё не освоила. Зато умела сказать как дубиной огреть, до звёздочек из глаз, какие бывают в мультиках.

— Вечно тебя нет дома, — сказала она.
— Даже не говори мне, что это будет на пасхальных каникулах! — воскликнула мама.
— Ну, вот так вот… — вздохнул папа.
— Ага, вечно нет дома, — подтвердил я с опозданием.
— Что ж, тогда я тоже уеду, — объявила мама.
— А что? — выдохнули мы все вместе: папа, сестра и я.

Мама понизила тон бензопилы до спокойного голоса для серьёзных решений. Верный признак: ничто не заставит её передумать. Самое время забеспокоиться: что, собственно, она имела в виду, когда сказала «я уеду»?

— Мне нужен воздух, — продолжала она. — И я не собираюсь быть здесь за таксистку, кухарку и уборщицу на каникулах. Я увезу Димитри и Тессу в старый дом дяди Эсташа. Заодно и решим, что с ним делать.

Папа как будто успокоился, а вот мы с Тессой растеклись лужицами. Дядя Эсташ приходился братом маминой бабушке. Дожил до ста одного, но в прошлом году его не стало. Я видел его всего несколько раз в доме престарелых и так и не понял, почему он завещал свою старую халупу моей маме. Наверно, они были ближе, чем я думал. В любом случае это оказался большой пыльный дом, затерянный в глуши к северо-западу от Лиона. В тот единственный раз, когда мы туда наведались, пришлось припарковаться в сотне метров, а дальше топать пешком. Дорожка была совсем узкая и неухоженная. Внутри, в гостиной и кухне, всё было на своих местах, как будто кто-то по-прежнему там жил: полки и шкафы заполнены, мебель аккуратно расставлена и даже пластмассовое растение создавало иллюзию жизни. Вот только всё покрывал толстущий слой пыли — никогда такого не видел. И ещё мне запомнились двери, не меньше десяти, если я не ошибаюсь. Все заперты на ключ. У мамы были ключи, но духу сыграть в «Форт Боярд» не хватило. Она просто сказала: «Мы ещё вернёмся». Прошёл год, но мы так и не вернулись.

А вот теперь она, похоже, твёрдо решила вернуться. Причём через неделю. Как раз в каникулы, когда я собирался по четыре раза в день играть в видеоигры с лучшими друзьями, ходить в кино и часами зависать друг у друга дома. Может, для кого-то это и не мечта всей жизни, а вот для меня — да.

— Ты не можешь так с нами поступить! — запротестовала Тесса. — В эти каникулы Офелия должна два раза прийти к нам с ночёвкой. Мы хотим поставить палатку в моей комнате! И потом, Лу позвала меня на день рождения! И мы решили пойти в бассейн! Я совсем не хочу купаться в пыли!
— Скажи это твоему отцу, который вернулся неделю назад и через неделю уезжает! — вспыхнула мама. — Мне нужна передышка, иначе я сойду с ума. Деревня пойдёт мне на пользу.
— Мы можем побыть тут одни, — предложил я. — Всё-таки мне двенадцать, а Тесса уже в пятом классе…

Мама посмотрела на меня так, будто я обмакнул картошку фри в клубничное мороженое.

— Даже не думай, — отрезала она. — Я не оставлю вас на две недели. И вообще, если можешь сам справиться с готовкой, уборкой и всем прочим, сначала докажи: помогай мне почаще!

До бензопилы было недалеко. Мы с Тессой раздраженно переглянулись. Всё ясно: бороться бесполезно, каникулам конец.

По дороге в Горлопань

Через неделю папа улетел, а мама загрузила багажник машины. Мама редко позволяла себе настоящий отпуск. Она художник-декоратор на фриланс, работает дома и помногу. Ей часто приходится заканчивать проект на ночь глядя или в выходные. В школьные каникулы она обычно притормаживает, но всё равно работает. Если только мы не уезжаем.

Раньше папины командировки так её не сердили. Мама говорила, что этого требует его профессия, что она это знала с самого начала, ничего страшного — надо просто привыкнуть и даже «тем лучше, ведь он обожает путешествовать».

В детстве, то есть до школы, эта его профессия была для меня настоящей головоломкой. Мне никак не удавалось запомнить, как её название произносится, а тем более — пишется. Да и объяснить, чем папа занимается, я не мог. Антрополог. Звучит как выдуманное слово, скажите?

Поэтому в подготовишке и началке я всем говорил, что мой папа — чемпион по стрельбе из лука. Меня спрашивали: «И что, он делает это профессионально?» Я отвечал: «Да-да, конечно», — и на меня смотрели серьёзно и даже мечтательно. Ещё бы, чемпион по стрельбе из лука. Все сразу представляют себе, что это такое, вспоминают Робин Гуда — а он ведь крутой — и думают: вот же повезло человеку с работой. Меня разоблачили, когда враньё дошло до родительских ушей. Во втором классе учительница спросила моего папу, не выступит ли он на школьном празднике… Папа ничего не понял. Так и рухнул мой миф. Робин Гуд превратился в профессора Турнесоля, а я постарался стать маленьким, как мышка.

Короче, антрополог размышляет над культурами всего мира и изучает их, пишет книги, читает лекции и всё такое. Но вообразить это труднее, чем лук и мишень. За границу папа и так ездит часто, но если чаще обычного — мама использует эффект бензопилы. В то время, надо признать, мы видели его совсем редко. Даже папин день рождения чуть не отпраздновали без него самого…

— Только тебя и ждём, Димитри! — рассердилась мама, стоя на пороге. Она уже была готова к отъезду, ключ торчал в открытой двери.

Я не то чтобы особо медлительный — наоборот, мысли в моей голове бегут очень быстро. Но я постоянно размышляю или анализирую ситуацию, поэтому иногда кажусь тормозом.

Я взял рюкзак, и мы сели в машину. Долго не могли выехать из Лиона, потом пейзаж изменился. Дорога шла через долину, змеилась между холмами с виноградниками, между лугами и лесами. Попадались и деревни: чем дальше — тем реже. Кое-где возвышались маленькие замки из жёлто-оранжевых камней, блестевших на солнце. Что и говорить — красиво… Но мы с Тессой молчали. Она сзади, я на переднем сиденье. Мстили маме за диктаторское поведение. Устроили что-то вроде тихой забастовки.

Короче говоря, ехали мы больше часа и приехали в деревушку из нескольких домов. Я заметил девочку, примерно мою ровесницу. Она сидела на каменной ступеньке и выглядела так, будто ей до смерти скучно. Деревня называлась Горлопань. За год я успел об этом позабыть и улыбнулся, как будто первый раз увидел. В таком месте наверняка водятся всякие мелкие чудики из сказок.

Мы свернули на грунтовую дорогу, над которой висел знак «Тупик». Мама сбросила скорость, но машина подскакивала, как будто у неё разыгралась икота. Когда мы проехали с километр, гравий сменился землёй и травой, а потом одной травой с ветками поперёк пути. Тогда мама припарковалась на обочине — дальше только пешком.

— Каникулы мечты в пустыне… — буркнула Тесса. — Ещё и багаж потащим сами, как будто мы верблюды.

Ворчание заглохло. Его словно поглотил царивший здесь покой. Обалденный покой! Только шелестел ветер, стрекотали кузнечики, да где-то вдали мычали коровы. Мама никак не реагировала, даже улыбалась, и сестра сложила оружие.

— Ладно, — сказала она, — я пойду вперёд. Можно мне ключи?

Моя сестра — она такая. То дуется, то скачет от восторга, то смеётся, то плачет — не успеешь уследить. Переменчивая, как погода на берегу океана. У меня вот любопытство одержало верх над плохим настроением. Или, может, я такой же, как сестра. Не знаю. Других анализировать проще, чем себя. И это логично: трудно посмотреть на себя со стороны.

Короче, мама дала Тессе большую связку ключей, и мы все нагрузились сумками по максимуму.

— С ума сойти! Тут ключей — штук пятнадцать! — восхитилась Тесса.

Мы с ней рванули бегом, несмотря на тяжёлый груз. Нам вдруг ужасно захотелось снова увидеть этот дом, старый и немного таинственный. Погода хорошая, всё прекрасно, и мы сможем исследовать его сколько вздумается. Классных каникул с друзьями это, конечно, не заменит, но какая-никакая надежда всё-таки есть.

Мы добежали до железных ворот, которые вели в сад. В глубине виднелось большое строение в три этажа с множеством окон, тот самый дом дяди Эсташа. Я и забыл, что он такой высокий, почти замок! Мой внутренний исследователь подпрыгнул от радости. Изрядная часть фасада скрывалась за диким виноградом. Ко входу надо было пробираться через высокую траву и заросли ежевики. Можно подумать, природа захватила это место и обороняется от возможных захватчиков.

— Готово, открылось! — крикнула сестра.
— Дай мне ключи, я займусь входной дверью.

По материалам книги «36 ключей»
Обложка статьи отсюда

Похожие статьи