Вот так книга!
Девочка с Мармеладной улицы и ее чудовищные питомцы: страшно смешно!
4 декабря 2021 455 просмотров
Вот так книга!
Девочка с Мармеладной улицы и ее чудовищные питомцы: страшно смешно!
4 декабря 2021 455 просмотров

Екатерина Ушахина
Екатерина Ушахина

Индиго Уайлд — девочка, которая живет на мармеладной улице. Она обожает пончики, кататься на коньках и младшего брата Квигли, терпеть не может домашку и пылесосить.

Жизнь в доме на Мармеладной улице никак не назовёшь обыкновенной, ведь он битком набит удивительными существами! Читать сказки йети? Кормить завтраком зубастых маргариток? Стричь когти дракону? Для Индиго это самое обычное дело!

«Индиго с Мармеладной улицы и её чудовищные питомцы» — это первая книга новой фантастической серии Пиппы Карник о невероятном доме и приключениях семейства Уайлд. Книга вышла в июне 2021 года и уже переведена на 5 языков.

Предлагаем прочесть отрывок из этой увлекательной истории.

***

Индиго, как обычно, проснулась на рассвете. Как обычно, она впрыгнула в резиновые сапоги, сбегала в сад, накопала пару вёдер червяков для ахфламинго и других волшебных птиц, полила растения-людоеды и накормила гоблинов, троллей и йети: кого овсянкой со слизнями, кого солёным бульоном из козявок, а кого омлетом из яиц кукушки. Наконец она положила охапку сена в кормушку ламарогу (тому назначили строгую диету после того, как он сжевал половину одежды из маминого шкафа) и начала ложку за ложкой скармливать тролльчонку хлопья из козявок (тот так и норовил съесть их вместе с ложкой, поэтому ему требовалась помощь) — как в дверь позвонили.


Иллюстрация здесь и далее из книги «Индиго с Мармеладной улицы и её чудовищные питомцы»

Звонок в доме номер сорок семь тоже был совсем не из тех симпатичных мелодичных звоночков, какие встречаются в обычных домах: старый и ржавый, он клацал и скрежетал так, что в ушах, как и полагается, звенело. Индиго подскочила, будто ужаленная, и обсыпала зелёными козявками всю свою футболку и тролльчонка в придачу. Тот радостно заверещал, а она поспешно отряхнулась и отворила дверь.

Почтальон! Как всегда на пороге этого дома, вид у него был озадаченный и смущённый. Почтальон быстро сунул Индиго две коробки, стремительно развернулся и сломя голову припустил по улице, вереща, словно его режут. «Ну чего так уж голосить!» — вздохнула Индиго.

Зубастые маргаритки, растущие на крыльце, к этому моменту уже позавтракали, поэтому лениво отхватили от почтальонова ботинка ну совсем крошечный кусочек. Индиго внесла коробки в кухню. За столом сидел Квигли и уплетал, судя по всему, уже третью банку мармелада, размазывая по тосту оранжевые кляксы. Сначала она открыла коробку поменьше: там лежало несколько плиток какого-то необычного шоколада.

Индиго вздохнула: «Ну вот, опять шоколад». На её вкус, он отдавал лежалыми носками и грязью. Но папа и мама знай себе присылали шоколадные сувениры со всех концов света — в какую бы экзотическую страну их ни заносили экспедиции. Дома же родители бывали так недолго и неожиданно, что Индиго попросту не успевала сообщить им, что шоколад она терпеть не может. И теперь у неё в комнате стояла коробка, битком набитая шоколадками, а она даже не могла пригласить друзей и угостить их — а то вдруг на них плюхнется дракон-сладкоежка?

Квигли облизнулся. (Вот уж кто использовал отсутствие родителей на всю катушку и объедался шоколадом на завтрак .)

— Ого, смотри, мама с папой прислали нам новое чудище! — Индиго подмигнула брату и показала на коробку побольше. Коробка была металлическая, с дырками в стенках и вся в надписях «Опасные животные», «Обращаться осторожно» и «Легковоспламенимо».

Новых чудищ Филомена и Бертрам присылали домой довольно часто. Обычно — в здоровенных контейнерах или ящиках. И всё бы хорошо, но иногда они забывали предупредить детей, так что посылки приходили как снег на голову. Как-то раз Квигли открыл дверь, чтобы забрать с крыльца утреннее молоко… вот только крыльца никакого не было. Зато перед домом тлела кучка пепла. А рядом сидел дракон. И облизывался. Сначала Индиго не могла взять в толк, зачем родителям держать дома всю эту живность.

Разве таким существам не лучше жить в дикой природе, там, где они родились? Но через некоторое время она поняла: фантастические твари, которых Филомена и Бертрам присылали и привозили домой, были… в общем, отличались от сородичей. Как и Индиго с Квигли, они осиротели и теперь нуждались в присмотре, любви и заботе.

А кого-то вообще выгнали из стаи или стада за то, что он выглядел не как все и был, как считали сородичи, уродом. Словом, фантастические обитатели дома номер сорок семь не прижились среди себе подобных. А вот Филомена и Бертрам приютили их, дали им крышу над головой, и здесь эти существа могли жить спокойно — никто их не обижал за непохожесть.

И за это Индиго любила свой дом больше всего: он давал кров тем, кто больше нигде жить не мог.

— Интересно, и кто тут у нас на этот раз? — сказала Индиго и жестами перевела свои слова брату.

— Может, детёныш дракона? Или черепохват-смертоносец? Нет, ящик слишком мал. Наверно, ещё одна летучая обезьяна. Или фея?

— Р-р-ры! — прорычал Квигли, оскалив зубы, скосив глаза к носу и изображая кого-то кошмарного, закапанного мармеладными слюнями.

— Ой, надеюсь, нет, — засмеялась Индиго. — У меня сегодня полным-полно дел, не хватало ещё присматривать за очередным монстром. Давай надеяться, что приехал кто-то тихий и мирный. И что с ним возни не будет.

Она подцепила крышку ящика и заглянула внутрь. Так, ворох соломы, несколько скомканных обёрток от шоколада и половинка конверта — похоже, кто-то погрыз его острыми зубами. А больше ничего и никого. Ни самих острых оскаленных зубов, ни грозных когтей, ни сверкающих глаз. Собственно, ещё в ящике была дырка. Прогрызенная в дальнем углу.

— Ого, да оно прогрызло металл! — воскликнула Индиго.

С другой стороны дырки появилось лицо Квигли — он скорчил сестре рожицу. В ответ она вздохнула, и смешная рожица тут же сменилась озабоченным выражением. Кто бы ни приехал в ящике, сейчас он (она, оно?) пропал и, возможно, разгуливает по дому. А если не по дому, то по почтовой конторе.

«Неизвестно, что хуже», — подумала Индиго. Если почтальон узнает, что у него в конторе прячется чудище, он может окончательно выйти из себя и назад не вернуться. И кто же будет приносить им в дом новых постояльцев? Но, с другой стороны, Индиго и Квигли только-только навели порядок после предыдущей посылки. В прошлом месяце Филомена и Бертрам прислали по почте двух детёнышей йети — Олли и Умфа.

Малыши быстро освоились на новом месте, ведь Индиго и Квигли сразу накормили их огромными мисками мороженого (с шоколадным сиропом, разноцветной обсыпкой, а вместо вишенки сверху положили глазное яблоко непонятно кого). Увы, но от мороженого мозги у йети подмёрзли, и новые обитатели дома номер сорок семь решили согреться весьма разрушительным способом: Индиго и Квигли добрых два часа гонялись за ними по всему дому, потому что те лупили по стенам.

Индиго поёжилась, отгоняя неприятное воспоминание, вытащила из ящика остатки конверта и увидела, что на нём стоит её имя. Почерк был мамин. От письма осталось лишь несколько клочков — и поди пойми, о чём в нём говорится.

Индиго скомкала обрывки письма и снова вздохнула. Квигли пожал плечами и вновь взялся за мармелад. Оставалось только надеяться, что обитатель посылки сбежал из ящика и вернулся восвояси — откуда бы он к ним ни прибыл. Индиго взглянула на часы.

— Пойду поищу тебе одинаковые носки, вдруг получится, — жестами сказала она брату. И тут заметила, что пакет с заграничными шоколадками опустел. А сам Квигли сидит с непонятным выражением на физиономии.

— Квигли, ты что, слопал весь шоколад? — воскликнула Индиго. — Ну пышки-лепёшки, тебя ж стошнит!

Квигли замотал головой и показал в сторону вестибюля, а потом затараторил — руками, разумеется: они так и мелькали в воздухе.

— Помедленнее, я ничего не понимаю! — рассердилась Индиго. — Пожалуйста, больше не тащи в рот всё подряд, а то места для обеда не останется. Я приготовлю салат.

Квигли скрестил руки на груди и надулся. Только вот почему именно, сестра не поняла: то ли обиделся, что его отчитали за шоколад, то ли потому, что набил рот тем же шоколадом. Но разобраться с надувшимся братцем можно и потом: сначала — содержимое посылки! Индиго помчалась вверх по винтовой лестнице, на ходу здороваясь с попадавшимися под руку чудищами.

— Привет, Олли! Привет, Умф! — крикнула она йети. Те как раз играли в вестибюле в крокет. — Шёрстка сегодня — загляденье!

Когда Филомена и Бертрам прислали йети в дом номер сорок семь, Индиго сразу поняла, почему их требуется приютить: косматый мех у малышей был не белым, как у сородичей, а ярко-голубым и не менее ярко-розовым. Попробуй-ка затаись в заснеженных горах и попугай лыжников, если ты светишься, как неоновый фонарь!

— Привет, Гарольд, — помахала Индиго ламарогу, который проскакал мимо, увлечённо жуя пару розовых панталон. — Эй, эй, стой, а как же диета?

Но Гарольд уже умчался. Индиго вздохнула и двинулась дальше. Вроде никакое постороннее чудище по дому не бегает. Всё как обычно — вернее, как считается обычным в доме номер сорок семь.

На третьем этаже Индиго заглянула к свирепой гоблинше Шанталь. Та склонилась над комодом и, выпятив необъятный зад, вышвыривала из ящиков свои тряпки, — всё говорило о том, что сейчас степень свирепости у неё зашкаливает.

— Доброе утро, Шанталь, — поздоровалась Индиго. — Что-то случилось? Может, помочь?

— Да панталоны куда-то задевались, прах их побери! Любимые, розовенькие такие — не видала, нет? Как сейчас помню — клала в этот ящик, а их как корова языком слизнула! — Шанталь сердито оскалила острые белые зубки и прищурилась.

— А… э-э… нет, — пробормотала Индиго задумчиво. — Ну… удачи с поисками. Я обязательно скажу тебе, если они… кхм… найдутся.

Да всё вроде как всегда, — подумала Индиго, выуживая из ящика комода пару носков. — Ни малейших признаков сбежавшего новенького чуди…” …Откуда-то снизу раздался оглушительный грохот, а за ним пронзительное

То был вопль разъяренного рыбокота….

Больше о книге «Индиго с Мармеладной улицы и её чудовищные питомцы».

Обложка статьи: иллюстрация из книги.

Похожие статьи