Вот так книга!
Урок второй: конец света. Читаем главу из продолжения «Школы талантов»
6 августа 58 просмотров
Вот так книга!
Урок второй: конец света. Читаем главу из продолжения «Школы талантов»
6 августа 58 просмотров

Мария Курамина
Мария Курамина

«Школа талантов» — это увлекательная серия книг для самостоятельного чтения с короткими главами и иллюстрациями про удивительную школу и детей с феноменальными способностями. Недавно в МИФе вышла вторая книга серии.

Альва учится в школе талантов. Какие же необычные здесь и уроки, и ученики! Кто-то умеет летать, кто-то — изменять погоду, одни превращаются в динозавров и змей, другие вызывают молнии… Альва же слышит голоса животных и старается контролировать этот дар. Пока выходит не очень. Зато у нее получилось главное — найти настоящих друзей. Перед каникулами учеников ждет главное событие учебного года — киноконкурс. Каждые может снять собственный фильм или сыграть любую роль. И, конечно, использовать при этом все свои удивительные способности. Но вот незадача: странные отключения электричества и пропажи мешают провести конкурс. Кто-то явно не хочет, чтобы он состоялся. Кто же этот вредитель? Что им движет? Альва вместе со своими друзьями берется пролить свет на эти темные дела. Конечно, им поможет таинственное послание на информационной доске.



Школа талантов. Урок второй: конец света

Публикуем главу из этой увлекательной книги.

Да разве это можно прочитать?

Альва лежала в кровати, закутавшись в одеяло. Сегодня утром она получила письмо от брата и вот наконец, волнуясь, открыла конверт. При свете ночника она развернула листок бумаги и… уставилась на него в полном недоумении. Серьёзно? Карлос всегда писал довольно неразборчиво. Но это… Китайские иероглифы и то было бы проще расшифровать.

Альва с трудом продиралась сквозь нагромождение корявых букв.

Ах вот оно что! Ну что ж, это, по крайней мере, объясняло отвратительный почерк. Но с чего вдруг Карлос писал тайно?

Хихикая, Альва поморгала, чтобы снять напряжение с глаз. Разбирать каракули было непросто, но история о том, как младший брат довёл папу до белого каления, её ужасно рассмешила!

Вдруг Альва отвлеклась от письма, покрутила головой и поморщилась. Странно, но в комнате воняло зверинцем. О нет, неужели это от её джинсов? Быть такого не может. Да, сегодня после обеда у неё был тренинг талантов, но занятие проходило не в хлеву, а под открытым небом, возле загончика.

Альва вот уже несколько недель училась в Школе талантов. Каждый ребёнок здесь обладал каким-то необычным даром. Кто-то умел превращаться в зверей, кто-то — проходить сквозь стены, уменьшаться и всё в таком духе. Альва слышала голоса животных. А может быть, их мысли — точно этого никто не знал. На уроке, который назывался тренингом талантов, дети учились управлять своими способностями.

Иногда это получалось лучше, иногда — хуже. В случае Альвы обычно хуже.

Альва вздохнула. В комнате не только пахло, как в хлеву, но и было зверски шумно. Шум мешал ей сосредоточиться на письме. В сумерках под окном возились и бормотали самые разные животные, и Альва понимала все их разговоры. Летучие мыши спорили, кто из них быстрее летает, какой-то ёж заблудился и хныкал, а полчки нашли беличью кладовую с орехами и теперь шумно веселились по этому поводу.

Иногда Альве хоть и с большим трудом, но всё же удавалось приглушить отдельные голоса в голове. Но сейчас снаружи стоял такой гвалт, что и пытаться не стоило.

К сожалению, соседка Альвы, Фридерика, настаивала на том, чтобы держать окно открытым. Из соседней кровати донёсся шелест перевёрнутой страницы и тихий смешок.

— Читаешь что-то забавное? — спросила Альва.

Вообще-то, Фридерика смеялась крайне редко, если не сказать никогда.

— Угу, — буркнула Фридерика и натянула на плечи одеяло.

Альва скривилась от досады, жалея, что вообще задала вопрос. Фридерика не желала разговаривать с Альвой. Дружба у них как-то сразу не задалась. Живя вместе в комнате, они почти не общались.

Альва продолжила читать письмо.

Дядя Томас был братом их мамы, но в Школе талантов его все называли «директор Францен». Он предложил Альве поступить к ним, чтобы научиться управлять своими способностями.

Альва рассчитывала недели за три перестать слышать голоса животных и вернуться

домой. Но совладать с талантом оказалось очень непросто, так что она решила остаться в интернате ещё на какое-то время.

А теперь она и вовсе сомневалась, стоит ли уезжать, ведь с каждым днём её жизнь здесь становилась всё веселее и интереснее. Вот только вечерами Альва всё-таки мечтала оказаться дома, у себя в комнате, в кругу семьи, по которой очень скучала. Конечно, она часто видела дядю Томаса, но тот в первую очередь был директором школы, а не её родственником.

Так что же такого выведал о нём Карлос? Она нашла в письме место, на котором остановилась, и стала читать дальше.

Щёлк!

Внезапно погас ночник. В комнате стало совсем темно.

— Да что же это опять такое? — проворчала из соседней кровати Фридерика.

— Это не я! — поспешила заверить её Альва.

— А я и не утверждала, что ты, — раздражённо ответила Фридерика.

Тут в коридоре раздался голос фрау Молины — воспитательницы их общежития:

— Девочки! Девочки! Пожалуйста, выходите из комнат, но pronto. Без паники! Это просто отключение электричества.

— Это просто конец света. Какая тут может быть паника, мы уже давно привыкли, — съязвила Фридерика.

Альва в душе согласилась с ней. «Конец света» в последнее время случался почти каждый вечер, как по расписанию. Весь остров то и дело внезапно погружался во тьму.

Фридерика открыла дверь. Света от фонарика фрау Молины хватило, чтобы Альва увидела на спинке кровати худи.

Она сунула письмо Карлоса в карман на животе и вышла из комнаты.

В коридоре Альва услышала тихое бормотание. Она, конечно, знала всех своих соседок, но в полутьме было очень сложно кого-то различить.

— Не двигайтесь! — воскликнула девочка перед Альвой. — Я думаю, Табеа превратилась!

— Во что? — тихо спросила Альва, и тут вдруг у неё по ноге проползло что-то холодное. Она прикусила язык, чтобы не вскрикнуть.

— Она ничего тебе не сделает. Это Табеа. Она ничего тебе не сделает, — забормотала Альва себе под нос.

— И-и-и-и-и! — завизжал кто-то в темноте.

— Фрау Молина, фрау Молина, моей ноги коснулось что-то гадкое!

Альва заметила ползущую тень. Многие в толпе испуганно вздрогнули и принялись перешёптываться.

— Эй, ну вы чего, это же Табеа, — возмутилась девочка, стоящая перед Альвой.

В конце коридора фрау Молина изо всех сил размахивала фонариком из стороны в сторону.

— Или тут сейчас приземлится самолёт, или я вообще не понимаю, что происходит, — услышала Альва шёпот Малы у себя за спиной.

Хихикая, она протиснулась к подруге.

— Silenzio, мои дорогие девочки, — воскликнула фрау Молина. Учительница вечно говорила на двух языках одновременно — Альва к этому почти привыкла. — Будьте осторожны, не наступите на змею. А лучше возьмите-ка её на руки.

— Если бы мы её ещё видели, — ворчливо заметила Мала.

— А может кто-нибудь превратиться в гигантского светлячка?

Над коридором пронеслись искорки.

— Нет, Марта, не надо! — снова послышался голос фрау Молины. — Не стоит запускать огненные шары. Это слишком опасно.

Мала наклонилась и попробовала поднять огромную змею, которая к тому вре п амени, казалось, растянулась уже на весь коридор

— Ох, Табеа, ну ты и тяжёлая! — простонала она.

Альве ничего не оставалось, кроме как помочь. Змеи нагоняли на неё жуть. И хоть Альва неустанно твердила себе, что это не настоящая гигантская анаконда, держать её в руках было ужасно неприятно, и она изо всех сил надеялась, что Табеа вот-вот примет свой привычный облик.

Тут снова раздался голос фрау Молины.

— Проведём перекличку. Я буду по очереди называть имена. Надо понять, все ли тут! — Но будьте добры, поторопитесь! — крикнула одна из девочек. — Табеа весит почти тонну!

— Тихо. Allora, начнём: Мала Бамадио!

— Здесь! — крикнула Мала через весь коридор.

— Разве это не странно? — спросила Альва, обращаясь к Мале, пока вокруг то тут, то там раздавались возгласы «Здесь!». — Опять вырубили свет. Какой по счёту раз?

— Четвёртый за две недели, — ответила Мала.

Альва покачала головой.

— А раньше тут такое бывало?

Мала училась в Школе талантов гораздо дольше Альвы. Но вместо неё ответила Ленни, соседка Малы по комнате:

— Я лично такого не припомню.

Мала подтвердила:

— За все годы, что я здесь, ещё ни разу не было ничего подобного.

— Табеа Райнхард! — позвала фрау Молина.

Тишина.

— Табеа Райнхард? — повторила учительница.

— Здесь! — откликнулась девочка прямо перед Альвой.

Альве потребовалось всё самообладание, чтобы не отшвырнуть существо, которое она держала. Если Табеа стояла впереди, то кто же был у неё в руках?

— За Табеа отозвалась Эмма. Не пугайся, отважная героиня, — захихикала Мала.

— Точно? — спросила Альва.

— А, вижу, ты отметилась за змею. Спасибо, Эмма, — заметила фрау Молина и назвала следующее имя в списке.

— Альва Шрёдер?

— Здесь! — громко сказала Альва. Стоящая рядом Мала спросила: — По-моему, на такой случай у нас в комнатах были аварийные фонарики. Разве нет?

— Да, но большинство из них сломались, — прошептала Ленни.

— Я слышала, что с острова исчезли вообще все фонарики, — тихо сказала какая-то другая девочка.

Всё это было очень и очень странно.

По материалам книги «Школа талантов. Урок второй: конец света».

Похожие статьи