Вот так книга!
«Теперь он точно никуда не поедет! Ни в какую Америку, ни к какому папе». Отрывок из книги «Закон ракушки»
11 декабря 2021 555 просмотров
Вот так книга!
«Теперь он точно никуда не поедет! Ни в какую Америку, ни к какому папе». Отрывок из книги «Закон ракушки»
11 декабря 2021 555 просмотров

Лиана Хазиахметова
Лиана Хазиахметова

10-летний Витя живет в Москве. Однажды мама принимает непростое решение — ехать к папе в Америку, чтобы наконец-то жить всем вместе. Книга «Закон ракушки» — это не только история принятия, но и рассказы о подростковых проблемах. Приводим главу из книги, в которой герой пытается понять, куда делся его кошелек.



Закон ракушки

Черный список

За тумбочкой кошелька тоже не было. Только пыль, монетки и детали от лего. Витя детали забрал, а остальное не тронул. Молча придвинул тумбочку обратно. Мама даже не сказала, что он в пыли копается. Смотрела на детальки так, будто лего никогда в жизни не видела.

Тогда Витя заговорил сам:

— Ну ты точно его не брала? Не перекладывала?

Мама покачала головой.

На кухне звякнула микроволновка. Пицца разогрелась. Оказывается, всего пять минут прошло!

А казалось, что они с мамой включили эту микроволновку тысячу лет назад. В каменном веке! В прошлой жизни.

***

Когда они поставили пиццу подогреваться, Витя вспомнил, что завтра надо сдать деньги на экскурсию.

Мама сперва обрадовалась:

— Хорошо, что вообще не забыл!

Потом расстроилась:

— Витька, а у меня налички нет. Ты можешь из своих карманных сдать, а я тебе завтра вечером верну?

Получалось, будто мама просила у Вити в долг. Или просто денег. Будто в игре, где он — взрослый, а мама — маленькая.

Когда папа в Америке, такое бывает. А потом папа прилетает в отпуск, и мама опять становится мамой, а Витя — младшим в семье. Когда Витя с мамой переедут к папе в Америку, так станет навсегда. Наверное.

Но сейчас Витя с мамой жили вдвоём. Он — единственный мужчина в доме.

Витя вздохнул и сказал строго:

— Конечно, мать. Какие разговоры.

Он ещё хотел добавить «слово пацана», как Лёха всегда добавляет, но маме такое не нравится. Поэтому Витя просто напомнил, солидно и мужественно:

— Что бы ты вообще без меня делала?

— Я бы без тебя очень скучала.

И она попыталась Витю обнять. Хотя он просил, чтобы без этих ути-пути. Тогда мама пошла заваривать чай, а Витя — искать свой кошелёк.

Нет, Витя, конечно, понимал, что прямо вот сразу кошелёк не найдётся. После уборки-то! Но он уже поискал в шкафу, в столе, в рюкзаке, в двух куртках и в тумбочке. И просто на полу — тоже.

— Это всё твои гости, — рассердился Витя. — Почему? Ты с ума сошёл?

— Из-за них уборку делать пришлось.

А после неё ничего нигде не лежит нормально. Только по порядку.

— А, ты об этом… Отодвинь тумбочку, наверняка он там валяется.

И включила свет в коридоре, чтобы лучше искать.

Витя сказал: «Я тебе что, грузчик?» — и отодвинул. Но за тумбочкой кошелька тоже не было. Только пыль, монетки и детальки от лего.

***

Теперь Витя крутил детальки. Одна была простой жёлтой, вторая — голубой и прозрачной. Они от разных наборов, а всё равно складываются.

— Витюша… Витя, я пока к банкомату схожу…

Витя посмотрел на маму, а она — на детальки в его ладони.

— Может, сперва пиццу поедим?

— Нет, а то потом темно будет. Сам поужинай. И уроки…

— Да знаю я! Чего всё «уроки, уроки»!

Витя не хотел кричать на маму. На неё — нет! А вообще — очень хотел. Или сломать что-нибудь. Или чтобы мама ушла поскорее в банкомат, и ничего ему больше не говорила, и не смотрела так, будто Витя сам виноват.

А ещё сильнее он хотел снова открыть ящик тумбочки и увидеть там среди ключей, наушников, шнурков и перчаток свой кошелёк. Красно-чёрный, с Дэдпулом.

У Вити целый набор такой был: рюкзак, мешок для сменки, пенал, папка для тетрадей и кошелёк. Рисунок как на толстовке, только её отдельно покупали. Пенал ещё в октябре потерялся, а папка совсем недавно порвалась. А остальное такое потрёпанное, что в Америку брать не надо. Но это Витины личные вещи. И деньги!

***

Пицца опять остыла и на вкус стала как пластилин. Витя сунул её обратно в микроволновку. Включил на кухне свет, притащил рюкзак и планшет. На всякий случай вытряхнул всё из рюкзака прямо на пол.

Нашлось сегодняшнее яблоко, много фантиков, монетки. Колпачки от фломастеров и стержни от ручек. Очень мятая тетрадь по окружайке, про которую он думал, что потерял. А ещё тот листок с тестом по математике, который Витя хотел ещё в четверг выкинуть по дороге из школы, но забыл. Кошелька не было.

За окном темнело. У них начинался вечер, а у папы в Америке — утро. Папе уже можно звонить, он всегда рано просыпается.

Витя сел на пол, прямо на рюкзак. Стал вызывать папу по скайпу. Надо было посоветоваться. Как мужчина с мужчиной.

***

— Вить, давай по порядку: вчера днём у тебя кошелёк был. Так?

Витя кивнул. Он уже вспомнил, когда кошелёк в последний раз видел. Витин папа — не полицейский, не следователь и не частный детектив. Но вопросы задаёт не хуже.

— А потом пришли Оля и Аля. Аля — мамина подруга, а Оля — её дочка. Потом мы с Олей пошли гулять. Я купил чипсы, а кошелёк в карман сунул, я помню. Потом мы на Зелёной площадке встретили Лёху и Ярика. Потом Лёха сказал, чтобы я их к себе позвал.

— А ты позвал? — Папа спрашивал как-то не о том.

— Ну холодно же было, пап. А у Лёхи — мать дома. Чего мы во дворе сидеть-то будем? — Понятно. И вы все пошли к нам домой?

— Ну да. Нам мама пиццу заказала. Если две заказать, то третья бесплатно. Вот, я эту третью ем сейчас. — Витя взял кусок пиццы и помахал перед экраном.

Пицца стала чёрствой, но Витя её ел, ему снова есть хотелось. Сейчас папа всё решит.

— Ну думай. Значит, у тебя в гостях были Лёха, Ярик и Оля…

Витя молчал.

Получалось как в начале детектива. Пропала ценная вещь, полицейские приступили к расследованию…

Папа по ту сторону экрана что-то печатал. Может, список подозреваемых.

Витя и папа будто играли в следствие. Но кошелёк — настоящий. Деньги в нём тоже были настоящие. И тот, кто их взял, — настоящий преступник.

— Вы только в комнате играли? Никто в коридор не выходил?

Витя молчал ещё дальше. Сжимал губы изо всех сил. Так, что пришлось нажать на кнопку «видео», отключить своё изображение.

— Алло?

— Папа, тут связь плохая.

— Я перезвоню, — и папа отключился.

На экране почти сразу всплыла картинка вызова. Долго раздавался сигнал. Папа перезванивал.

Витя ткнул в настройки скайпа — как папа учил. Нашел «чёрный список», вбил туда папин логин и сохранил изменения. Всё. Теперь он точно никуда не поедет! Ни в какую Америку, ни к какому папе.

Надо было уроки… Но Витя сидел на полу и рубился в игру до прихода мамы.

В личке было сообщение от Лёхи. Ярик ему голосовуху кинул. С Олей они вчера вместе топтали осколки стакана. А когда пацаны ушли, Витя с Олей ещё играли в настолки, вдвоём. Пока такси не приехало. А про кошелёк Витя тогда ничего не знал.

Оказывается, счастье — это иногда то, что уже кончилось, а ты об этом вдруг вспомнил.

***

— Мать, ну ведь дело не в том, сколько там денег было! Ты же понимаешь…

— Понимаю. У тебя тут слово какое-то дикое. «Мущина». Это что такое?

— А как правильно? «Муз-чина»? «Музсчш…»? Мама, ну зачем мне вообще этот русский, я всё равно в Америке его учить не буду!

— Ты сперва год закончи. И вообще, я же сказала, с отъездом пока не ясно.

Мама смотрела в Витину тетрадь. А он — на кусочки конструктора, жёлтый и голубой. Папа обещал сходить с Витей на фестиваль робототехники. Наверное, уже в Америке сходит. Если они помирятся. Если Витя вообще к папе переедет.

С этой Америкой тоже как детектив. Непонятно, чем закончится и кто виноват.

— Жалко, что нельзя время вперёд прокрутить. Я бы хоть знал, что дальше будет.

— Витька, а может, лучше не знать, что дальше будет?

Непонятно, о чём именно мама сейчас говорила. Она не знала, что он её разговор с Олиной мамой слышал. И не знает, о чём он сейчас думает. А эти слова подходили ко всему.

— Ну не всегда. Ну смотри, вот если бы я точно знал, что Юлия Юрьевна мне по русскому трояк поставит, я бы вообще не стал заниматься. Никаких твоих нервов и месяц моей нормальной жизни. Я бы вообще промотал бы время до начала каникул! Чтобы из сейчас — сразу туда.

Витя положил детальки на край стола и щелчком сдвинул их в центр тетради. Туда, где мама карандашом исправляла ошибки.

Мама так посмотрела, что Витя сразу захотел следующие несколько минут тоже промотать. Ну, если мама сейчас кричать начнёт.

Но она стала вертеть детальки в пальцах.

— Витюша, ты через месяц про свой кошелёк забудешь. Я обещаю.

Витя про него уже целую минуту не думал. А мама опять напомнила. Это было похоже на грипп. Пока лежишь — ничего. А потом мама спрашивает: «Тебе очень плохо?» И сразу становится очень плохо.

— Лучше бы этого кошелька вообще никогда на свете не было. Лучше бы его не сшили, не склеили и нам бы не продали!

Мама попробовала обнять Витю. А он забыл, что ему это не нравится. И поэтому разозлился, только когда у мамы запищал скайп. Папа.

Мама сразу ушла разговаривать на кухню. Можно было в игре пару минут посидеть или мультик какой-нибудь начать смотреть… Или в шкаф спрятаться, как в первом классе.

Витя лег щекой на тетрадку и гонял по столу детальки конструктора. Потом жёлтая упала на пол. Витя полез за ней. Подумал: вдруг он сейчас кошелёк найдёт. Да, прямо там, где уже смотрел! И никто не будет виноват.

Но ничего не изменилось.

— Витька, папа до тебя дозвониться не может. У тебя что, планшет разрядился?

Витя сидел под столом, оттуда его лицо было не видно.

— Мать, ты понимаешь, он так говорил… Про Ярика, про Лёху… Про типа список подозреваемых.

Мама присела к столу и протянула руку вниз.

—Давай выбирайся. Вить, мы с папой подумали… Это, наверное, доставщик пиццы. Больше-то некому. У него сдачи не было, я пошла за сумкой, он один был в коридоре… Ну…

— Мать! Ну… Вот же!..

Витя не знал, что сказать. Воровать нельзя, за это в тюрьму сажают. И вообще доставщик будто не только кошелёк украл. Но хорошо, что это был он. Больше — точно некому.

— Мам, ты папе скажи, у меня там сбой был, в скайпе. Я ему перезвоню.

Мама что-то ответила. Витя не расслышал — сидел под столом и печатал сообщение Лёхе.

Из книги «Закон ракушки»

Похожие статьи