Психология
Ласка или строгость? Растим ребенка счастливым и уверенным в себе
22 января 13 381 просмотр
Психология
Ласка или строгость? Растим ребенка счастливым и уверенным в себе
22 января 13 381 просмотр

Елена Исупова
Елена Исупова

Есть два противоположных подхода к воспитанию детей. Первый — забота и ласка, которые делают ребенка спокойным и уверенным в себе. Второй — отстраненность и жесткость (аргумент: сюсюканье помешает вырастить сильную личность). Какой правильный? Нашли ответ в новинке «Чувство любви».

Полярные мнения



Чувство любви

Еще недавно эксперты-воспитатели выступали за дистанцированный, отстраненный уход за ребенком, цель которого состояла в том, чтобы быстрее превратить его в самостоятельное, автономное существо.

Один из основателей бихевиоризма Джон Уотсон был убежден, что материнская любовь — «опасный инструмент». Сентиментальная женская натура, считал он, — это недостаток, который не позволяет матери растить детей сильными и независимыми. Проявляя теплоту, например обнимая и прижимая к себе ребенка, она может испортить его и превратить в слабого, эмоционально нестабильного взрослого. Если же укладывать детей спать в отдельной комнате и не реагировать на их плач, то они научатся себя контролировать и стойко переносить любые неудобства.


Согласны с Уотсоном? — Источник

Сейчас большинство из нас безусловно признает потребность ребенка в постоянном успокаивающем физическом и эмоциональном контакте с родителями. Мы осознаем, как сильно на формирование личности ребенка влияет близость со значимыми для него взрослыми. Хотя до сих пор есть те, кто утверждает, что любовь и забота — это хорошо, но личность закладывается в нас генетически.

Сильнее генетики

Это не так. Исследования доказали: даже при полном комплекте генетических минусов именно наши первые отношения определяют, дадут ли гены о себе знать в реальной жизни и как они будут проявляться. Гиперактивные обезьянки, будущие «плохие парни» своего племени, попав на воспитание к особо заботливым приемным мамам, превращаются со временем в уважаемых лидеров.

Добавьте к генетическим проблемам стрессовые условия — и здесь отзывчивость родителя имеет определяющее значение. Беспокойные младенцы из малообеспеченных семей часто плохо контролируют свое настроение, не умеют самостоятельно успокаиваться и оповещать родителей о своих потребностях. Исследователи из Амстердамского университета провели с матерями таких детей шестичасовой инструктаж по распознаванию младенческих сигналов.

Ученые посоветовали родителям реагировать на тревоги ребенка объятиями, поглаживаниями и тому подобным. Перемены были поразительными.

К году все малыши превратились в нормальных детей, которые тянутся к матери, когда расстроены, и успокаиваются, когда она берет их на руки. В контрольной группе, консультационная работа в которой не проводилась, здоровая привязанность сформировалась только у 28% детей. Близость и забота решают все.

Революция в воспитании

В 1930-х и 1940-х годах врачи начали отмечать, что осиротевшие малыши, обеспеченные всем необходимым, кроме объятий и эмоциональной поддержки, часто не доживали и до трехлетнего возраста. Британский психиатр Джон Боулби пришел к следующему выводу: разрыв или отсутствие эмоциональной связи с родителями или другими значимыми взрослыми могут препятствовать здоровому эмоциональному и социальному развитию, приводя к отчуждению и озлобленности.

В 1944 году Боулби опубликовал революционную статью Forty-Four Juvenile Thieves («Сорок четыре малолетних вора»), в которой заявлял, что «за маской безразличия [они прячут] неутолимые страдания, а за кажущейся черствостью — отчаяние». После Второй мировой войны он работал с попавшими в эвакуацию или осиротевшими детьми и в результате укрепился в своих выводах. Исследование проводилось по заказу Всемирной организации здравоохранения и было опубликовано в 1950 году. В докладе было обосновано, что разлука с близкими лишает подростков эмоциональной поддержки и наносит такой же вред психике, как нехватка питательных веществ организму.

Боулби понял, что с первых дней жизни ребенок должен испытывать тепло, близость и уверенность в надежности связи с матерью (или другим значимым взрослым).


Например, с отцом. — Источник

Когда формируется связь?

В теории Боулби был спорный момент. Она противоречила взглядам, принятым в психоанализе. Фрейд утверждал, что связь между матерью и ребенком формируется после рождения и является условным рефлексом. Младенец любит маму, потому что она его кормит. Однако Боулби был убежден, что эмоциональная связь устанавливается автоматически еще до рождения ребенка.

Тезисы Боулби поддержал коллега Гарри Харлоу, психолог из Висконсинского университета. Он проводил эксперименты на детенышах макак-резусов, разлученных с матерями сразу после рождения. Выращенные в одиночестве обезьянки так изголодались по «комфорту контакта», что, когда им предлагали на выбор проволочную «мать», снабженную бутылочкой с молоком, и мягкую тряпичную, но лишенную соски, они почти всегда предпочитали тряпичный вариант.


Даже обезьянкам нужно тепло. — Источник

Как отметила писательница и популяризатор науки Дебора Блум, «еда необходима, чтобы жить, но хорошее объятие — это сама жизнь».

Привязанность

Боулби сформулировал теорию того, что он назвал привязанностью. Она состоит из четырех элементов.

— Мы стремимся иметь, отслеживать и поддерживать эмоциональный и физический контакт с объектами привязанности. На протяжении всей жизни нам важно знать, что они эмоционально отзывчивы, неравнодушны и искренне расположены к нам.

— Мы обращаемся к любимым за поддержкой и утешением, когда расстроены, встревожены или напуганы. Близость с ними обеспечивает нам ощущение тихой гавани, в которой нас примут и поймут любыми; это базовое чувство безопасности учит нас управляться со своими эмоциями, общаться с другими людьми и доверять им.

— Мы скучаем в разлуке — физической или эмоциональной, и эта тоска, или страх потери, может стать очень ощутимой и даже полностью выбить нас из колеи. Изоляция травматична для людей: такова наша природа.

— Мы рассчитываем, что значимый человек будет находиться рядом и поддерживать нас, пока мы исследуем и изучаем мир вокруг. Чем тверже наша уверенность в прочности связи, тем более независимыми и самостоятельными мы можем быть.

Подтверждение

Мэри Эйнсворт подтвердила эту теорию. Она разработала простой, но хитроумный эксперимент «Незнакомая ситуация».

Мать с ребенком в возрасте от года до трех лет приглашается в незнакомое помещение. Через несколько минут появляется сотрудник, а мать уходит — малыш остается один на один с незнакомым взрослым. Через три минуты мать возвращается. Большинство детей сильно расстраиваются, видя, что мать покидает помещение: они начинают плакать, бросать игрушки, беспокойно раскачиваться из стороны в сторону. В момент воссоединения ребенка с матерью проявляется одна из трех моделей поведения, и эти модели определяют тип эмоциональной связи, которая сложилась между малышом и родителем.

У жизнерадостных детишек, которые быстро успокаиваются, легко идут на контакт со своими вернувшимися мамами и тут же возвращаются к исследованию окружающего пространства, матери обычно теплые и отзывчивые. У детей, которые продолжают нервничать, демонстрируют враждебность и требовательность или отчаянно цепляются за мать, когда та возвращается, обычно эмоционально непоследовательные матери, которые то ласкают ребенка, то отталкивают его от себя. И третья группа — малыши, которые не выказывают ни радости, ни огорчения или гнева и остаются равнодушно отстраненными, — это дети холодных и отвергающих матерей. Боулби и Эйнсворт определили эти эмоциональные стратегии, или типы привязанности детей, как надежный, тревожно-амбивалентный и избегающий соответственно. Первый тип — самый полезный для ребенка.

Вот и ответ: ласка, забота и эмпатия необходимы детям с первых дней жизни. А внимание к эмоциям и своевременный отклик на них — величайший подарок, который могут сделать ребенку родители. Это залог счастья, уверенности и способности строить глубокие отношения в будущем.

 

По материалам книги «Чувство любви»

Обложка поста — unsplash.com

 

Рубрика
Психология

Похожие статьи