365 дней вместе
Как уйти в декрет и изменить отношение к жизни. История русского папы Сергея
19 декабря 2019 1 926 просмотров
365 дней вместе
Как уйти в декрет и изменить отношение к жизни. История русского папы Сергея
19 декабря 2019 1 926 просмотров

Екатерина Ушахина
Екатерина Ушахина

Многие по‑прежнему считают, что если мужчина, например, отдал предпочтение не заработку, а воспитанию детей и ушел в декрет, то это как-то странно. Истории из книги «Nordic Dads» доказывают обратное.

Вот одна из них — история Сергея из России.

Уйти в декрет и почувствовать себя счастливым

«Я десять лет работал на одном месте, — говорит Сергей Симоненко. — Держался за него, чтобы у меня шел стаж, поднимался по карьерной лестнице. Но после рождения сына вдруг понял, что моя жизнь какая‑то пустая. Я, например, вообще не видел, как росла дочь. Просыпался утром, уезжал на работу — а ехать полтора часа, — сидел в офисе до вечера, и, когда возвращался домой, Аня уже спала. Какие у нее увлечения, чем она занимается — все это я пропустил, был полностью погружен в работу. Вот почему, когда у нас родился сын, я решил уйти в декретный отпуск».

Это если рассказать его историю вкратце. Но она, как и вообще жизнь любого человека, конечно, сложнее.

Сергей живет с женой Вероникой и двумя детьми, десятилетней Аней и трехлетним Ярославом, в однокомнатной квартире в одном из новых многоэтажных комплексов на северной окраине Петербурга.

По профессии Сергей — инженер-проектировщик кабельных линий высокого напряжения. До недавнего времени трудился в крупной компании. Когда родился сын, Сергей решил взять декретный отпуск и оформить на себя пособие по уходу за ребенком, поскольку Вероника официально не работала. Это вызвало замешательство в отделе кадров: там не знали, что пособие по закону может получать и отец. Сергей сам рассказал им, какие для этого нужны документы и как все правильно оформить.


Семья Сергея. Жена Вероника, сын Ярослав и дочка Аня. Фото из книги.

Для того чтобы получать пособие, Сергей формально перешел на сокращенный рабочий день (закон допускает такую форму декретного отпуска), но на деле работал столько же. К тому времени он стал главным проектировщиком: ездил на встречи, занимался различными согласованиями, мог вести проекты из дома — и больше времени проводить с семьей. А еще Сергею стали задерживать зарплату. И тогда он решил взять полноценный отпуск по уходу за ребенком, чтобы числиться на рабочем месте только ради непрерывного стажа. На этот раз пришлось объяснять отделу кадров, как правильно оформить декрет на отца.

Веронике же предложили стать преподавателем ментальной арифметики в детском клубе неподалеку от дома. Объявили набор детей, желающих оказалось даже больше, чем ожидалось, группы быстро заполнились, и она стала получать хорошие деньги. Так жена стала главным добытчиком в семье, а Сергей остался дома с детьми

«Мы не шиковали, конечно, но на нормальную жизнь хватало, — рассказывает он. — У нас была машина, дочка училась в частной школе. Ну и я свою профессию не бросил — выполнял различные инженерные проекты из дома. Менять компанию и выходить снова в офис я совсем не хотел, ведь первое время придется работать на износ, вникать в дела. Да, будет хорошая зарплата, а что с детьми? Нанять няню? Может, это и здорово, но мне хотелось видеть детей, знать их, чувствовать. И мы приняли решение продлить мой отпуск по уходу за ребенком до трех лет. Он уже неоплачиваемый».

От неосознанного родительства к осознанному

Ожидание и появление второго ребенка изменили не только Сергея, но и Веронику. Точнее, они оба стали другими.

— Аня появилась, когда нам было за двадцать пять: возраст вроде бы осознанный, — говорит Вероника.

— Но мы оказались к этому не готовы. Почему‑то было ощущение, что все рожают — и я рожу. Само вырастет.

— Ага, у всех же дети есть, — улыбается Сергей.

— Ну что там сложного, думали мы. Вот сидит молодая мама на лавочке, рядом малыш в колясочке спит, — красота, а не жизнь! Не ожидали, какой это потребует ответственности, насколько это тяжело. И столкнулись с суровыми реалиями. Мы даже не задумывались, что нужно выбирать роддом и врача. Зачем деньги платить? Поеду на скорой, куда привезут, там и рожу, я ведь здоровая и молодая. В результате — сложные роды в первом попавшемся роддоме, где просто конвейер.

Вероника говорит, что до рождения дочери они вообще не представляли, какая это непростая работа — родительство.

— Мы просто не знали, что делать: как держать ребенка на руках, как его подмывать, — вообще ничего! С Аней мы чуть ли не после каждого чиха вызывали скорую. Только со вторым ребенком поняли, что врачи, за исключением узких специалистов, не боги и видят то же, что и мы. Перестали бояться и научились брать ответственность за жизнь ребенка на себя.

Вероника признаётся, что им было очень тяжело: недосып, постоянное нервное напряжение, тревоги. Но Сергей поправляет жену и говорит, что бóльшая часть этих испытаний выпала ей, он в это время был поглощен работой. А Вероника поправляет его, говоря, что муж ей очень помогал, хотя, кажется, до конца не осознавал, как можно уставать дома, а не на работе. «Не понимал, почему я очень ждала его вечером, если Аня не засыпала, и, как только он переступал порог дома, поскорее отдавала дочку ему: „На! Забери ее скорее!“ — смеется она. — А сейчас он точно так же ждет, когда приду с работы я».


Сергей и его дети. Фото из книги

На второго ребенка они решились только через шесть лет. Но к нему оба готовились уже очень серьезно.

— Нам было не легче, но мы изменились как родители, — объясняет Вероника.

— Рожали платно, у врача, которого я выбрала заранее, а Сережа был рядом со мной. — Да, я подготовился к этому морально. Поехал в роддом, чтобы поддержать Веронику, — рассказывает он. — Следил за тем, чтобы она правильно дышала: перед родами мы смотрели специальные фильмы, так что я знал, как надо действовать. Ничего необычного я не увидел, это же все естественно.

Как понять ребенка

В полноценный декрет Сергей ушел, когда Ярославу исполнился год, и не скрывает, что сидеть дома ему поначалу было непросто.

— Мне пришлось полностью перестроить свой образ жизни и мышление. А самым трудным, пожалуй, было постоянно придумывать Ярику занятия. Уложить спать не проблема, готовить — тоже нет, я готовить люблю. Но как играть с ребенком, я не понимал.

— Сережа совсем этого не умел, — смеется Вероника. — Для него это пытка была. А сейчас научился! Я порой подслушиваю: да, он умеет фантазировать, включаться в ролевые игры. А раньше просто не понимал, как это: игрушечная машинка едет по полу, заезжает в магазин, а по дороге еще и зайца встречает. Технарь до мозга костей.


Сергей очень любит быть со своими детьми. Фото из книги.

— Да, — признаётся Сергей, — мне куда интереснее машинку разобрать, понять, как она устроена, чем просто возить ее туда-сюда. Построить город, собрать модель из лего — это я понимаю. Так что мне пришлось поработать над собой. У нас есть машинки, конструкторы, кубики, собиралки, лото, «Мемо». И мы во все это по очереди играем. Очень удобно сунуть ребенку телефон или планшет и заниматься своими делами. Но мы прекрасно понимаем, что этого делать нельзя, потому что после гаджетов ребенок становится неуправляемым. Мы прибегаем к помощи планшета только в крайних случаях, когда очень нужно передохнуть или что‑то срочно сделать. Так что надо постоянно придумывать Ярику дела.

Сергей добавляет, что по мере взросления сына играть с ним становится все легче и интереснее. Сергей вел отдельные проекты, и приходилось выкраивать часы для работы, но это получалось только тогда, когда сын засыпал. И просто необходимо было планировать время для отдыха.

— Если не отдыхать, можно сойти с ума. Разгружаться надо обязательно. Мы с Вероникой регулярно сменяем друг друга: один день детьми полностью занимаюсь я, другой — она, или полдня она, а полдня я. Часто нас выручает мама Вероники.

Нести такую ношу, как воспитание детей, в одиночку трудно, честно скажу, — говорит Сергей.

— Может быть, есть родители, которые ко всему относятся очень спокойно. Но для нас дети — это труд, — говорит Вероника. — Сложно постоянно подчиняться воле другого, очень маленького человека. Помню, когда Сережа уже сидел с Ярославом и уезжал по делам, он потом возвращался и говорил: «Работа теперь как отдых!»

Зачем папам отпуск по уходу за ребенком

Сергей вспоминает, что, когда он был в отпуске по уходу за ребенком и временами появлялся в офисе, коллеги неизменно встречали его шуточками по поводу декрета. При этом, говорит он, коллектив состоял из довольно взрослых людей, у большинства были дети. — Я многим из них рассказывал, как получить пособие, даже не уходя в полноценный отпуск, и они были немножечко шокированы. Не понимали, как может его брать отец, — настолько крепко сидит в головах, что это женское дело. Да и в нашем с Вероникой окружении никто из отцов в декрет не уходил. Это до сих пор не принято, хотя по закону уйти в такой отпуск очень легко. И я считаю, что сегодня вообще не имеет значения, кто сидит с ребенком дома. Мама должна быть рядом, это безусловно: она кормит, это физиологически обусловлено.

Но именно в воспитании детей с самого начала могут принимать участие оба родителя.


Вот так выглядит активное отцовство. Обложка книги

А главным плюсом для мужчин в активном отцовстве и Сергей, и Вероника называют сближение с ребенком, а значит, и его доверие к отцу.

— Вот случится с ребенком какая‑нибудь неприятность, к кому он пойдет? — объясняет Сергей. — К тому, кому доверяет. У меня, например, нет духовной близости с отцом. Говорят, это обусловлено природой: мальчики больше тянутся к мамам, девочки — к папам, а нас в семье два брата. Могу сказать, что у меня нет детских воспоминаний, связанных с отцом. Очевидно, потому, что он всегда был на работе. У нас никогда не возникало близкого контакта и доверия. Когда мама умерла, я разговаривал об этом с братом, и выяснилось, что у него было то же самое. Я не говорю за всех отцов, но лично мне важно, чтобы мои дети мне доверяли: и Аня, и Ярослав.

Вероника добавляет, что декретный отпуск помогает мужчине лучше понимать жену, и это тоже очень важно. Ему не будет казаться, что сидеть дома с детьми легко, он поймет, какая это непростая работа.

— Да, — соглашается Сергей, — и почувствует то, что чувствует женщина.

У современных российских отцов, таких как Сергей, есть потребность в близости с детьми, непосредственном участии в воспитании с раннего детства.

— Мне кажется, что у поколения наших детей со своими детьми сложатся еще более близкие отношения, — говорит Вероника. — У них будет меньше предубеждений. Я уверена, что Аня станет более сознательной матерью, чем я. А у Ярослава, который видит такое отношение папы к себе, уже выстроится в голове модель, каким должен быть отец.

Новая жизнь

Этой весной Сергея попросили уволиться: компания проходит процедуру банкротства. Заявление он отправил по почте, по почте же получил трудовую. У семьи есть свой интернет-магазин, в нем продаются пособия для занятий ментальной арифметикой. Есть заработок Вероники. И есть деньги, которые время от времени приносят проекты Сергея.

По их собственному признанию, этого хватает на текущие расходы, но недостаточно для развития семьи, например для покупки новой квартиры, а они мечтают переехать в более просторную.

Сейчас, когда Ярослав пошел в садик, Сергей раздумывает, чем заниматься дальше, но точно знает одно: если это и будет работа в офисе, то с сокращенным рабочим днем. А еще лучше — со свободным графиком или собственное дело: «Хватит, насиделся. Теперь я хочу посвящать время детям».

И рассказывает, как все это лето (и прошлое тоже) они с семьей провели на море, в детском оздоровительном лагере. Четыре смены Вероника вела кружки, а он работал спасателем, физруком и айтишником. И дети были рядом.

В книге вы найдете истории семей из разных стран. Разворот из книги.

PS. Решение мужчины уйти в декретный отпуск — это ни в коем случае не пауза в карьере, а, наоборот, скачок в развитии, так как этот период дает отцу возможность приблизиться к очень человеческим вещам. Он может наконец позволить себе быть тонким, нежным. Эта трансформация неизбежно приведет к скачку в карьере.

Круто быть с детьми — круто быть с любимыми детьми. Бог с ней, с общественной значимостью. У вас появляется еще одна причина, ради чего стоит жить, и вы становитесь человеком, значимым еще для одного человека. Это дорогого стоит.

По материалам книги «Nordic Dads».

Похожие статьи