в вишлисте
Личная скидка {{ profile.personalDiscount.discount }}%
в корзине
на сумму
До бесплатной доставки
осталось
{{ cartCount + cartEbookCount }}
Корзина
Доставка в город {{ headerCity.name }}
сегодня от  бесплатно от {{ headerCity.estimatesMin }} до {{ headerCity.estimatesMax }}  бесплатно
В город {{ headerCity.name }}
пока не доставляем
Посмотрите
другие города
Город, населенный пункт
{{ city.region }}
Сюда пока не доставляем книги
Добавьте товаров ещё на  . Доставляем заказы только от  .
Заказы от   доставляем бесплатно.
Психология
Глазами вашего ребенка
19 ноября 2018 2 042 просмотра
Психология
Глазами вашего ребенка
19 ноября 2018 2 042 просмотра

Наталия Широкова
Наталия Широкова

«Относись к другим так, как хотел бы, чтобы относились к тебе». Мы часто говорим детям подобное, стараясь научить их отзывчивости, умению вставать на чужую точку зрения. Но не менее важно научиться этому и нам самим. Психолог Альфи Кон, автор книги «Воспитание сердцем», считает, что суть хорошего воспитания — умение вообразить, как выглядит ситуация с точки зрения ребенка.

Эффект наших действий определяет не то сообщение, которое мы посылаем, а то, которое воспринимает ребенок. Поэтому очень важно, чувствуют ли малыши, что их безоговорочно любят, считают ли они, что имеют возможность принимать решения. Как научиться переключать перспективу на точку зрения ребенка?


Воспитание сердцем

Переключение перспективы

Когда мы говорим подростку, поздно пришедшему домой, что он пропустил ужин, возможно, нами двигают лучшие побуждения. Кажется, посыл в этой ситуации таков: «Может быть, в следующий раз ты будешь расторопнее и внимательнее». Но ребенок может слышать другое: «Им все равно, почему это произошло и что вообще случается в моей жизни. Чтобы разогреть ужин, понадобится две минуты, но они лучше оставят меня голодным. Видимо, их глупые правила для них значат больше, чем мое благополучие… Значит, я вообще не стою заботы?»

Переключение перспективы помогает обращать внимание на детские потребности и больше о них узнавать.

Исследователи обнаружили, что родители, которые умеют переключать перспективу, реже определяют свои отношения с детьми посредством контроля или прибегают к наказаниям. Группа голландских исследователей проводила время в 125 семьях, опрашивая родителей и наблюдая за тем, как они играют с детьми в возрасте от шести до одиннадцати лет. Одним из наиболее важных факторов при прогнозировании качества воспитания оказалась способность взрослых понимать уникальные интересы и потребности своих детей и готовность учитывать отличие детской точки зрения от их собственной.

В 1997 году, когда было опубликовано это исследование, отчеты на ту же тему напечатали еще два журнала. В одном случае было обнаружено, что канадские родители, «во время споров точнее улавливавшие мысли и чувства своих детей [подростков]», в итоге имели меньше конфликтов с ними или хотя бы более удовлетворительно разрешали те споры, которые все же возникали. В другом случае исследование американских семей с малышами показало, что родители, «способные принять точку зрения ребенка», более оперативно реагировали на его потребности. В свою очередь, повышенная отзывчивость увеличивала вероятность того, что ребенок воспримет ценности родителей и будет положительно откликаться на их просьбы.

Тройная польза

Итак, на основании опыта, полученного с детьми от двух до пятнадцати лет в трех разных странах, можно уверенно утверждать, что попытки родителей взглянуть на ситуацию с точки зрения ребенка действительно полезны. Более того, такое поведение старших приносит тройную пользу.

  1. Переключение перспективы помогает понять, что происходит на самом деле, в частности, когда ребенок не может или не хочет объяснить свои мотивы. Это избавляет от риска сделать неверные выводы — и, как следствие, от карательной реакции.
Мы получаем информацию, которая позволяет заглянуть в суть, а не просто реагировать на поведение.
  1. Переключение перспективы делает нас более терпеливыми к детским настроениям. Когда мы видим мир так же, как они, мы реагируем с большей добротой и уважением, чем просто глядя со стороны. Это, в свою очередь, помогает детям быть довольными собой и чувствовать, что с нами они в безопасности, между нами существует контакт, мы их ценим.
  2. Мы подаем пример, поощряя и ребенка пользоваться переключением перспективы.

Когда меньше всего этого хочется

Проблема в том, что многим людям этот опыт дается с большим трудом. Когда младенец плачет, мы пытаемся выяснить, что его беспокоит. Но если ребенок постарше кричит и топает ногами, первым порывом будет не попытаться понять, а обвинить или усилить контроль. Но, как ни парадоксально, переключать перспективу важнее именно в тех ситуациях, когда меньше всего этого хочется.


Больше всего надо переключить перспективу, когда ребенок расстроен или обижен. — Источник

Если вы не можете сойти с собственной точки зрения, труднее услышать и признать, что есть другой, вполне обоснованный способ восприятия происходящего; труднее распознать, как избежать надвигающейся катастрофы. Чем больше вы позволяете себе оставаться в ловушке собственной точки зрения, тем больше соблазна вернуться к принуждению — и тем хуже будет становиться ситуация.

Отказ родителя от переключения перспективы происходит по-разному. В самых тревожных случаях он больше похож на полное отрицание детских чувств и попытки навязать детям свой опыт (классический пример: «Мне холодно. Иди надень свитер»). Однако чаще мы просто не в состоянии осознать, насколько картина мира и заботы ребенка отличаются от наших.

«Однажды, когда моей дочери было пять лет, она довольно долго и подробно рассказывала, что очень беспокоится вот о чем: если она наденет на Хеллоуин костюм с капюшоном, то будет плохо видеть сквозь прорези для глаз и может по ошибке съесть конфету, которая ей не очень нравится», — рассказывает Альфи Кон.

Когда ребенок плачет

Последнее, что нужно ребенку, — это заявление о том, что его опасения глупы. Особенно когда он плачет. На наш взгляд, малыши часто плачут по пустякам, но для них это совсем не так: причина подобного выплеска эмоций имеет большое значение. Поведение ребенка вызывает у нас раздражение — а если мы находимся в общественном месте, то вдобавок стыд и неловкость. Однако мы забываем, что переживания могут не просто вызывать у ребенка досаду, но и быть для него по-настоящему мучительными.

Конечно, родителем быть непросто. Но быть ребенком иногда намного труднее.

Мы не хотим, чтобы дети чувствовали себя глупо или не ощущали нашей поддержки, но именно это происходит, когда мы отмахиваемся от их страхов и слез. Мы нетерпеливо подгоняем дошкольника: «Ну, давай же, милый! Какая разница, какой носок надевать первым, правый или левый!» Мы думаем, что неумолимая логика сможет успокоить бурю, бушующую в душе подростка: «Если она тебе нравится, просто пригласи ее на свидание. Самое худшее, что может произойти, — она откажется. Ты вполне это переживешь».

Но разве мы не должны понимать их лучше? В конце концов, научные исследования доказали, что большинство взрослых когда-то сами были детьми. Неужели мы просто забыли, на что похоже, когда наш мир переворачивают и еще хуже, когда пренебрежительно относятся к нашим чувствам?

Неуважение — оружие слабых

Некоторые психологи предлагают на эти вопросы провокационный ответ. Например, Алис Миллер утверждает, что в таком поведении нет ничего парадоксального или даже удивительного. По ее мнению, не вполне верно говорить, что многие родители отмахиваются от страхов своих детей или не могут взглянуть на ситуацию глазами ребенка, несмотря на то, что прошли через это сами. Скорее, они делают это именно потому, что прошли через это сами. Принять точку зрения ребенка трудно, потому что принять точку зрения себя-как-ребенка еще труднее. Слишком больно признать то, что с нами когда-то сделали.

«Неуважение — оружие слабых», — отмечает Миллер. Неуважение, с которым многие родители относятся к чувствам своих детей, свидетельствует о том, какими слабыми они остаются за непрочным фасадом силы. Во-первых, у взрослых по-прежнему сохраняются собственные страхи, и пренебрежение к глупым страхам ребенка позволяет им почувствовать себя сильными. Во-вторых, некоторые родители могут мстить «за свои прежние унижения». То, что это происходит бессознательно, вполне закономерно, учитывая, насколько мучительно вспоминать, не говоря о том, чтобы снова пережить собственное бессилие и боль.


«Как мой ребенок воспринимает происходящее?» — важный вопрос, на который нам часто не хватает времени. — Источник

Наверняка существуют и другие причины, более поверхностные и ситуативные, которые объясняют тот факт, что родители так часто не могут представить чувства детей. Вероятно, у нас просто слишком мало времени или терпения, чтобы спросить: «Как мой ребенок воспринимает происходящее?» Хочется думать, что объяснение состоит именно в этом, просто потому что тогда решить проблему намного легче.

Так или иначе, мы должны сделать все возможное, чтобы вспомнить свой конкретный детский опыт и более отчетливо представить, что испытывают дети. Полезно даже вспомнить похожий взрослый опыт — что мы чувствуем, когда нами командуют, игнорируют наши предпочтения или требуют, чтобы мы бросили интересное занятие.

Кто говорит «нет»?

Конечно, это всего лишь упражнения, подготовка к реальному событию, то есть переходу к точке зрения ребенка. На самом деле приступать к этому желательно с самого начала.

«Когда моей дочери было всего несколько месяцев, она терпеть не могла менять подгузники, — вспоминает Альфи Кон. — Сначала я реагировал примерно так: „Мне очень жаль, дорогая, но это нужно сделать, нравится тебе это или нет“. Потом заметил, что она особенно упорно сопротивлялась, когда ее пытались переодеть сразу после сна. Я попробовал посмотреть на это с ее точки зрения: „Эй! Я еще толком не проснулась, а меня уже тащат в это противное место, где будут крутить, вертеть, раздевать и одевать!“ Я решил поэкспериментировать — дать ей десять-пятнадцать минут, чтобы она окончательно избавилась ото сна, прежде чем я начну менять подгузник, — и действительно, реакция девчушки стала гораздо более положительной».

Переключаться на перспективу малыша полезно, в частности, чтобы закрепить у себя привычку делать это и дальше. Нам наверняка понадобится это умение к тому времени, когда дети начнут говорить, хотя бы для того, чтобы перевернуть стандартные представления о детстве с ног на голову. Например, известно, что двухлетние крохи почти все время говорят «нет». Но, с точки зрения ребенка, проблема заключается в том, что это мы всегда говорим «нет», не давая ему делать то, ходить туда, играть с этой интересной штукой на кухонном столе.

Юное поколение разного возраста часто называют манипуляторами. Но, опять же, с их точки зрения, они просто стараются получить хоть какое-то право голоса в том, что с ними происходит. Если кто-то и пытается манипулировать, то скорее взрослые. Возможно, детям пригодилась бы книга под названием «Как обращаться с вашими трудными родителями». Учитывая, как часто мы упрекаем и одергиваем их, интересно представить, что было бы, если бы они имели возможность регулярно делать то же самое.

Изобрази меня

Юмор тесно связан с переключением перспективы, поскольку смех часто оказывается прямым результатом сдвига перспективы. Шутка может эффективно разрядить стрессовую ситуацию или хотя бы способствовать смягчению натянутой атмосферы. Если вы решите обсудить с ребенком кое-что в его поведении, предложите ему изобразить, как обычно при этом ведете себя. Это поможет снять напряжение, позволит ему почувствовать свои права и возможности и покажет, что вы понимаете, как ситуация выглядит с его точки зрения — все одновременно.


Побыть с ребенком на одной волне, пошутить и подурачиться — отличный способ лучше понять его. — Источник

Как общаться с чужим ребенком

Переключение перспективы важно и в тех случаях, когда вы общаетесь с чужим ребенком. Примечательно, как часто взрослые буквально набрасываются на него, игнорируя вполне отчетливые невербальные сигналы, а затем объявляют малыша, который шарахается от них, стеснительным (или еще хуже).

И наоборот, взрослые, которые умеют ладить с детьми, обычно интуитивно понимают, как ситуация выглядит глазами младшего поколения. Когда их знакомят с ребенком, они не ожидают от него мгновенного расположения — как не ожидают от своего обычно жизнерадостного чада, что тот будет болтать с чужим человеком так же свободно, как с ними.

Они не обрушивают на нового знакомого потоки энтузиазма и не начинают сразу с перекрестного допроса («Сколько тебе лет? В какую школу ходишь?»). Обычно поначалу держат дистанцию, позволяя привыкнуть к ним; возможно, находят интересующую его тему и задают вопросы. Затем пытаются найти какое-нибудь совместное занятие. Они ориентируются на сигналы, которые подает ребенок: чем он увлекается, хочет поговорить или поиграть и так далее.


Чаще всего ребенок подает конкретные сигналы. Надо лишь научиться их замечать. — Источник

Ориентироваться на сигналы ребенка, своего или чужого, легче, если мы можем увидеть мир его глазами. Даже когда мы не в силах удовлетворить детские требования, крайне важно постараться понять и признать его точку зрения («Наверняка тебе сейчас кажется, что…»). Это помогает детям чувствовать, что их слышат, о них заботятся, их безусловно любят.

Конечно, здесь могут быть компромиссы. Когда мы говорим, как часто и насколько успешно родители пытаются представить ситуацию с точки зрения ребенка, между «постоянно» и «никогда» существует множество промежуточных вариантов. Мало кто из родителей предлагает детям только условную или только безусловную любовь. Большинство из нас где-то посередине. Не существует переключателя, который можно повернуть, и мы мгновенно перестанем быть такими и станем этакими. Скорее, имеет смысл представить, что мы совершаем путешествие и стараемся неуклонно продвигаться в нужном направлении.

По материалам книги «Воспитание сердцем»

Обложка поста — unsplash.com

Рубрика
Психология

Похожие статьи