в вишлисте
Личная скидка {{ profile.personalDiscount.discount }}%
в корзине
на сумму
До бесплатной доставки
осталось
{{ cartCount + cartEbookCount }}
Корзина
Доставка в город {{ headerCity.name }}
сегодня от  бесплатно от {{ headerCity.estimatesMin }} до {{ headerCity.estimatesMax }}  бесплатно
Условия доставки
В город {{ headerCity.name }}
пока не доставляем
Посмотрите
другие города
Город, населенный пункт
{{ city.region }}
Сюда пока не доставляем книги
Заказы от   доставляем бесплатно.
Комиксы
«Сэнди похожа на меня в её возрасте»: интервью с автором книги «Светлячки»
15 февраля 2018 1 563 просмотра
Комиксы
«Сэнди похожа на меня в её возрасте»: интервью с автором книги «Светлячки»
15 февраля 2018 1 563 просмотра

Татьяна Бурцева
Татьяна Бурцева

Вот и вышла из печати наша волшебная новинка — книга «Светлячки». Это красивая история о детском воображении и творчестве, неуверенности и страхах. В ней автор и иллюстратор Лорена Альварес рассказывает о девочке Сэнди, которая очень любит рисовать. Каждую ночь в ее комнате появляются светлячки, и, когда она их ловит, крохотные огоньки превращаются в забавных существ. Сэнди играет с ними, пока не уснет, а утром оживляет в своих рисунках. Но однажды в школе Сэнди знакомится с загадочной девочкой Морфи, которой очень нравятся эти причудливые рисунки. Однако в новой подружке есть что-то жуткое и тревожное…

Чему может научить эта история ребенка? Какой совет книга даст родителям? И почему детские мечты, фантазии и творчество очень важны? Мы перевели интервью Мэтью Тобина с Лореной Альварес, чтобы у вас была возможность вместе с нами заглянуть в мастерскую автора и узнать, как создавалась эта чудесная сказка с потрясающими иллюстрациями, и какую идею вложила Лорена в историю о Сэнди.

Когда я впервые увидел обложку «Светлячков» в каталоге издательства Nobrow, она меня зацепила. В ее стиле и цвете было что-то, что напомнило мне о мирах Миядзаки, о книге «Outside Over There» Мориса Сендака и о фильме «Лабиринт» Джима Хенсона. В ней словно переплеталось с реальностью нечто мифическое и волшебное. Когда мне удалось достать саму книгу, я понял, что всё это в ней действительно есть, и в то же время — ничего из перечисленного. Эта история создана воображением яркой и творческой личности. Я был заворожен с первых же страниц, отправившись в чудесное путешествие, к которому я всё ещё регулярно возвращаюсь.

Когда я впервые увидел обложку «Светлячков» в каталоге издательства Nobrow, она меня зацепила. В ее стиле и цвете было что-то, что напомнило мне о мирах Миядзаки, о книге «Outside Over There» Мориса Сендака и о фильме «Лабиринт» Джима Хенсона.

Расскажи немного о себе и о своем пути, который привел тебя к иллюстрации и созданию «Светлячков»?

Мне всегда было интересно рисовать и писать, но идея стать автором слишком пугала меня. Я ждала, что в моей голове появится большая эпическая история, и мне потребовалось некоторое время, чтобы понять, что это так не работает. Я начала с «маленьких» идей: записывала свои мысли о повседневных делах, о музыке, которая мне нравится, о людях, которых я встречала. Это стало не только хорошим упражнением, но и дало мне возможность общаться с другими людьми и делиться опытом.

Это стало не только хорошим упражнением, но и дало мне возможность общаться с другими людьми и делиться опытом.

Когда я работала над первым черновиком «Светлячков», я жила в маленьком городке в Арканзасе. Он сильно отличался от Боготы, где я родилась и выросла. Это место позволило мне посмотреть на многое в перспективе, оценить мою личную историю в другом свете. Я получила образование в католической школе для девочек и боялась говорить об этом. Но в какой-то момент я поняла, что этот опыт был важной частью моей идентичности. Я много думала об историях, которые мы с друзьями рассказывали друг другу — особенно в наши детские годы — и они были потрясающими. Бессознательно, мы смешали доктрину, которую мы узнали от монахинь, с элементами нашего собственного воображения, поп-культуры и социального контекста, в котором мы жили. Все это нашло свое отражение в сюжете «Светлячков».

Все это нашло свое отражение в сюжете «Светлячков».

Как читателя меня заинтересовало то, с какой позиции я наблюдаю за героями книги. Иногда я словно смотрел на всё сверху, а иногда — был на уровне земли. Не могла бы ты на примере иллюстраций из книги рассказать мне немного о том, как ты выбираешь местоположение читателя, и от чего оно зависит?

Я думаю, что это зависит от того, какое качество своего персонажа я хочу раскрыть или какое действие в этот момент происходит. Я рисую много сцен, где мы словно парим над происходящим. Мне нравится давать читателям представление о том, как Сэнди взаимодействует с местом, в котором она находится. Например, в сцене, где Морфи и Сэнди играют, мне хотелось показать динамику их игры без жесткой последовательности, чтобы девочки свободно перемещаясь в пространстве и использовали разные предметы в качестве игрушек. Этот же прием я использую, когда Морфи ведет Сэнди в лес. Этим я хотела показать, как Сэнди захватывает окружающий мир, символизирующий силу Морфи.

Этим я хотела показать, как Сэнди захватывает окружающий мир, символизирующий силу Морфи.

Когда я хочу показать тонкие аспекты истории, я рисую детали. Например, руки Сэнди, которые говорят нам о чувствах девочки или ее реакции на что-то.

Когда я хочу показать тонкие аспекты истории, я рисую детали. Например, руки Сэнди, которые говорят нам о чувствах девочки или ее реакции на что-то.

История Сэнди действительно задела меня за живое и заставила задуматься о том, поддерживаем ли мы детей в их желании следовать своим мечтам и интересам. Можно ли сказать, что это в какой-то степени твоя личная история?

Изначально Сэнди была незаметным персонажем в короткой истории, которую я написала до «Светлячков». Она похожа на меня в том возрасте: с хвостиками и в юбке не по размеру. Ночью я тоже представляла, как в комнате появляются маленькие светящиеся точки, и что если поймать одну из них, то можно придать ей любую форму, какую бы я только пожелала. Долгое время у меня не было близких друзей в школе и все перемены я проводила в одиночестве.

Долгое время у меня не было близких друзей в школе и все перемены я проводила в одиночестве.

В какой-то мере Сэнди помогла мне осознать то, кем я когда-то была, со всеми недостатками и сложностями. Только после того, как я начала работать над книгой, я поняла, что решения, которые я принимала в детстве, повлияли на путь, по которому я следую сейчас. Я рисовала с тех пор, как себя помню. Еще в детстве решила, что стану художником. И мне нравится думать, что эта решительность по-прежнему есть во мне. И именно поэтому она есть и в Сэнди.

В какой-то мере Сэнди помогла мне осознать то, кем я когда-то была, со всеми недостатками и сложностями.

«Захватывающе», вероятно, самое подходящее слово для описания твоих набросков. Расскажи о создании иллюстраций, о материалах и процессе работы?

Спасибо за комплимент! Когда я рисую, то сразу делаю заметки: так я пытаясь «поймать» идею и придать ей форму. Когда наброски готовы, я беру весь этот кавардак и превращаю его в историю, работая до тех пор, пока не буду довольна сюжетом. Потом я подчищаю рисунки и начинаю продумывать диалоги.

Спасибо за комплимент! Когда я рисую, то сразу делаю заметки: так я пытаясь «поймать» идею и придать ей форму.

Мне тяжело определиться, какая сцена из книги мне больше всех нравится. А какая у тебя самая любимая?

Одна из моих любимых сцен — та, что происходит в кладовой, когда Сэнди и Морфи играют вместе. Для меня она важна, потому что определяет отношения девочек.

Одна из моих любимых сцен — та, что происходит в кладовой, когда Сэнди и Морфи играют вместе. Для меня она важна, потому что определяет отношения девочек.

Можешь коротко рассказать о своем рабочем пространстве и как обычно проходит твой рабочий день? Я знаю, что ты разносторонне развитый человек, и занимаешься не только иллюстрацией.

Последний год был немного сумасшедшим, потому что было очень много работы. Но обычно я стараюсь совмещать ее с повседневными делами. Обычный день для меня начинается с подъема в 8 утра. Я кормлю кошек, поливаю цветы, проверяю почту. Мне нравится проводить время, рисуя свои эскизы на бумаге, прежде чем оцифровать их и начать раскрашивать в Photoshop. Два дня в неделю я посвящаю тому, чтобы писать тексты. Если дело доходит до выставок, то я рисую картины акварельными и акриловыми красками. В последнее время я начала работать с чернилами и отбеливателем. Еще я успеваю вязать и шить. И хотя в последнее время мне было некогда этим заниматься, я шью плюшевые игрушки. Теперь, когда у меня появилось больше свободного времени, я планирую возобновить свои уроки игры на гитаре и снова ходить в бассейн.

Все читатели будут по-разному интерпретировать чем или кем является Морфи. Что она значит для вас?

Морфи является частью Сэнди, она словно отражает ее. Она не может погибнуть или исчезнуть. В какой-то степени Морфи представляет собой нашу неуверенность в себе и ловушки, с которыми нам приходится сталкиваться, когда то, что нам нравится, становится нашей работой.

Думаю, многие художники могут потерять свою аутентичность, ощущая давление из-за необходимости оставаться актуальным автором и постоянно создавать великие вещи ради удовольствия и пользы других. Морфи является той частью меня, которая говорит мне остановиться и прекратить попытки. Она как внутренний критик, который живет в каждом из нас, и иногда вырастет настолько огромным, что пожирают всю нашу энергию, заставляя чувствовать себя бесполезными.

Она как внутренний критик, который живет в каждом из нас, и иногда вырастет настолько огромным, что пожирают всю нашу энергию, заставляя чувствовать себя бесполезными.

Расскажи о своих будущих проектах?

Я пишу вторую книгу, поэтому меня снова охватывает это чувство счастья и страха. Я в восторге от этого! Я планирую больше рисовать, создать новую линию плюшевых игрушек и принять участие в анимационных проектах.

Я планирую больше рисовать, создать новую линию плюшевых игрушек и принять участие в анимационных проектах.

Оригинал интервью: здесь.
Перевод: Издательство МИФ.

Рубрика
Комиксы

Похожие статьи