в вишлисте
Личная скидка {{ profile.personalDiscount.discount }}%
в корзине
на сумму
До бесплатной доставки
осталось
{{ cartCount }}
Корзина
Доставим в город {{ headerCity.name }}
сегодня за  бесплатно от {{ headerCity.estimatesMin }} до {{ headerCity.estimatesMax }}  бесплатно
В город {{ headerCity.name }}
пока не доставляем
Посмотрите
другие города
Город, населенный пункт
{{ city.region }}
Сюда пока не доставляем книги
365 дней вместе
«Морщинки на бабулином лице»: истории от сотрудников МИФа
22 февраля 2661 просмотр
365 дней вместе
«Морщинки на бабулином лице»: истории от сотрудников МИФа
22 февраля 2661 просмотр

Сергей Капличный
Сергей Капличный

Трогательная книга «Морщинки на бабулином лице» вдохновила нас на запуск марафона для родных и близких под названием #морщинкинабабулиномлице. Мы предлагаем читателям поделиться своими историями о любимых бабушках.

Сотрудники издательства МИФ, которые первыми прочитали эту книгу, решили стать также не оставаться в стороне. Вот наши истории.

Юлия Потемкина, ведущий редактор

У моей бабушки в числе приданого был старинный ткацкий стан, т.н. кросна, громоздкая деревянная конструкция чуть не в четверть площади 25-метровой комнаты. Летом кросна хранились на повети (чердаке), а поздней осенью их устанавливали в зимней избе, и бабушка ткала половики. Натягивала льняные нити основы, на уток наматывала длинные узкие тканевые лоскуты, нарезанные из нашей сношенной одежды, — и начиналось удивительное действо: ходило туда-сюда бердо, мелькал уток, стучали грубо обструганные деревяшки, удлинялось свисающее с кросен полотно.

Годы шли, страна менялась, а бабушка все так же ткала из очередной порции тряпья половик чуть ли не каждую зиму, с 1925-го по 1987-й, наверное. Половики устилали все комнаты, увозились по домам повзрослевших детей — и все время появлялись новые; с 1960-х преимущественно из одежек растущих внучат, и с каждым разом все длиннее: внуков много.

Со дня смерти бабушки прошло двадцать пять лет, а я, как и в детстве, приезжая в деревню, перед сном разглядываю старый домотканый половичок, привычно узнавая в его полосках некогда любимые вещи большой семьи: свое детское платьице, мамину кофточку, которую она носила в молодости, ползунки и пеленки моих двоюродных братьев и сестер, летние брюки одного дяди, рубашку другого, теткину легкую юбку, бабушкин фартук…

Полоски бегут то по порядку, то вразнобой, и все туго переплетено по-крестьянски прочными волосатыми льняными нитями основы, которые моя же бабушка и спряла, соединив всю нашу семью — детей и внуков — своими руками в одно цветное полотно.

P.S. Кросна после смерти бабушки были украдены, очень жалко. Льняная кудель по-прежнему лежит на чердаке.

Наталья Бабаева, директор по развитию

Моя «бабушка» — это мой дедушка Ваня. Со всеми нянчатся бабушки. Когда мы с сестренкой болели, к нам приезжал нянчиться дедушка. Привозил гостинцы, менял мокрые колготки, читал Барто:

Два куста смородины, ягоды, как бусины.

Чёрные — Володины, красные — Марусины.

Только вместо «Володины», он говорил «Наташины», чтобы меня повесилить. И так всегда: «Наша Наташа краше вашей, потому что она наша». Потом еще лет 20 дедушка при встрече рассказывал стихи, каждый раз как меня встречал. Останавливался на середине Робина-Бобина, чтобы я закончила стих. Я смущалась — я забыла, а он помнит.

Дедушка Ваня очень любил все раздавать. Когда моя мама дарила ему новую рубашку, он не носил, ждал возможности кому-нибудь ее подарить. Пару раз случался конфуз — он обещал кому-то новую ценность, потом забывал и обещал ее еще кому-то. Доставалась вещь в итоге третьему. Мы смеялись, что дедушка так любит дарить, что дарит одну вещь несколько раз.

Дедушка Ваня прожил почти 90 лет, такой ЗОЖ, как у него, мне и не снился. Дедушка проращивал пшеницу на окне. Спал много, ел мало. Мясо не жаловал. «Дедушка, чаю?» «Мне послабее — как водичка, крепкий вредно». Рассказывал, почему нельзя после еды пить: «Ты же смываешь желудочный сок! Еда лежит комом в животе и ждет, когда выделится новый».

Мне нравились морщинки дедушки Вани, но еще больше его густые седые волосы. Я просто изучила их лучше, потому что часто приезжала дедушку стричь. Можно было машинкой или маму попросить, но мне нравилось руками. Это был ритуал — полотенце на плечи и быстро орудуешь ножницами, пока дедушка Ваня не устанет сидеть.

Алена Акимова, руководитель отдела логистики

На самом деле, моя бабушка совсем не хулиганка, в отличие от потомков.​ Ребёнок войны, когда всё началось ей было 11. Двух старших братьев услали в Германию. Самого старшего, Женю, хотели расстрелять: из-за чёрных кудрей уж больно на еврея был похож. Благодаря родственнице, хорошо говорившей на немецком, удалось отстоять.

Остались втроём, с мамой и младшим братом. Бабушкиного отца, служившего ещё в царской армии, повторно призвали. Есть было нечего, собирали очистки, мыли-варили-сушили, толкли в ступе и пекли лепёшки. В 1939 построили новый дом, в 1940 его заняли немцы, в 1943 за 3 месяца до освобождения — сожгли (Вязьму освободили 12 марта 1943). Самым большим счастьем было воссоединиться всем живым , к сожалению, не всем здоровым (прадедушка умер в 1946)

Я уверена, что такие истории есть в каждой семье, сегодня же мне просто хочется восхититься тем поколением наших бабушек и дедушек, которые вопреки ужасам войны на обломках старой жизни моментально начинали строить новую. Пою оду их мужеству, доброте, открытости, вере в хорошее. Они не планировали, а тут же воплощали задуманное в жизнь: строили дома, рожали детей, не дожидаясь лучшего момента. Я часами могу слушать бабушкины истории, от них веет внутренним стержнем и надеждой.

PS. Бабушки, живите долго-долго, кто ещё будет называть «деткой», когда мне исполнится 50 ?

Это моя бабушка Лида. Сейчас ей 87 и она почти не изменилась, разве что морщинок поприбавилось; фото сделано лет 10 назад, брат тогда привёз подарки с Кубы. А вот так мы отметили новый 2011.

 image07

Виктория Андрианова

***

Несколько лет назад мы отдыхали всей семьей в Сочи. И там, переодетые аборигенами, студенты-афроамериканцы предлагают сфотографироваться с ними за деньги.

Я решила сделать себе такую фотографию.

Пока я сидела на местном троне, а 2 аборигена в соломенных юбках улыбались во все свои 32 белых зуба — бабушка стояла рядом, слюнявила свой палец, терла его об грудь одного из парней и радостно кричала: «Прикиньте, краска не смывается, он реально черный!».

***

У бабули 5 детей. На одном из семейных праздников, где было много молодежи, посреди бурной беседы бабушка решила всех перебить, видимо ей не нравились разговоры и громко заявила:

— «Что за времена, что за разговоры? Вот в мое время секса не было, а у вас что творится?

Я ей возразила:

— Бабуль, а 5 детей у тебя откуда тогда?

— А у нас, Викуль, деревня бедная была, свет часто отключали».

***

Недавно бабушку первый раз положили в больницу после инсульта. А в больнице топят не очень хорошо, там прохладно.

Когда вся семья приехала бабулю проведать нас встретил бабушкин врач и попросил что-нибудь сделать с нашей бабулей.

Как оказалось, бабушка устроила дедовщину в палате: её положили в пустую палату (всего там 4 койки) и она тут же со всех кроватей забрала пледы и одеяла. Другие бабульки, которых положили позже мерзли и просили нашу бабушку вернуть награбленное.

«Поздно, милые, надо было раньше приезжать» — вот так она всем отвечала.

***

Мой дед умер почти 15 лет назад и как-то я подошла к бабуле с вопросом: Не хочет ли она найти себе нового дедушку и выйти замуж?

«Конечно хочу, но меньше чем на Фиделя Кастро я не согласна».

В общем, нового деда не было 🙁

***

После 80-ти бабушке прибавили пенсию (надбавка за возраст). Когда первый раз бабушка получила повышенную пенсию — пришла к нам в гости, села на диван и, вздохнув, сказала: «Ну и на хрена мне теперь столько денег?».

А вот и парочка фотографий моей бабули:)

Анастасия Гамеза, директор по правам

Это может показаться странным: когда я думаю про свою бабушку, я вспоминаю, как однажды я очень сильно (возможно, сильнее, чем когда бы то ни было) обидела свою маму.

Мне было лет 6-7. Я прочитала какую-то книгу или посмотрела какой-то фильм, где был очень сильный посыл к детям о том, что всегда нужно говорить правду и никогда-никогда ничего не скрывать, особенно от близких людей.

Помню, меня это очень впечатлило тогда, и я несколько ночей не могла спать. Думала, что должна поговорить с мамой и «все ей рассказать».

И вот, несколько дней спустя, уже лежа в постели, я позвала ее и сказала: «Мамочка, я должна сказать тебе что-то важное. Ты только, пожалуйста, не обижайся на меня. Я хотела тебе признаться… Я тебя, конечно, люблю, но бабулю я люблю больше, чем тебя».

Мама, конечно же, очень расстроилась. Не знаю, смогла ли она меня простить. Наверное, да. Потому что, если любовь можно чем-то измерить, то я сказала чистую правду, и мама это знала.

***

Моя бабушка жила в Мурманске, но каждое лето проводила с нами в Беларуси.

Задолго до ее приезда мы с сестрой начинали зачеркивать дни в календаре: осталось всего 100 дней — 99 — 98 — 97…

Помню, когда я была совсем маленькая, мама говорила мне, если мы видели в небе самолет: «Смотри, вон бабуля летит!» Наверное, именно с тех пор я люблю самолеты. И может быть, именно поэтому я всегда хотела быть стюардессой: сопровождать чьих-то бабушек туда, где их больше всего ждут.

До сих пор, видя в небе самолет, я поднимаю голову, провожаю его взглядом и думаю: «Бабуля летит!» Хотя, конечно, тут же понимаю, что это уже не может быть правдой.

***

Я никогда не верила в чудеса. Даже когда была совсем ребенком, все эти сказки про молочные реки и кисельные берега казались мне выдумками писателей. Но иногда в детстве, засыпая, я думала: «Если бы волшебная палочка действительно существовала, и если бы она у меня была, я точно знаю, какое желание загадала бы: чтобы бабуля жила всегда-всегда».

Бабули не стало совсем недавно, и так я окончательно убедилась в том, что чудес не существует. Но я по-прежнему люблю смотреть на самолеты и думать, что даже если там летит не моя бабуля, то может быть, чья-то еще. Летит туда, где ее ждут. Может быть, в самый последний раз.

***

А еще у меня кривые мизинцы на руках. Точно такие же, как были у нее. Ни у кого в семье больше таких не было, только у нас двоих. Кривые и, в общем-то, совсем не красивые…

«Покажи мизинчики,» — говорила я бабуле, прикладывала к ее пальцам свои, видела совершенно идентичную форму, и была счастлива и горда безмерно! Сейчас я смотрю на свои мизинцы, хоть и прикладывать их уже не к чему. Для меня они часть меня, в которой живет (и всегда будет жить) она.

Пока я предпочитаю смотреть на свои пальцы, а не на фото, чтобы видеть ее.

На фото мне все еще смотреть слишком тяжело.

Анастасия Лесик, руководитель по электронным продуктам для бизнеса

Она, что ни встреча, травит мне байки, как к ней деды местные до сих пор подкатывают, а она им: «ну и зачем ты мне, старый сдался? Вот ты мне сможешь внятно сказать: зачем? Тогда посмотрим» :-))

Читает при любой удачной (и неудачной) возможности стихи наизусть, шутит, что благодаря стихам и математике маразм ей точно не грозит.

При белоснежных от возраста волосах у нее, сколько ее помню, темные брови. Да… брови и ресницы это наша семейная фишка. Мы над фишкой этой шутили всегда. Бабушка рассказывала, что когда мой папа (ее сын) был ребенком, все кому ни лень ей гневно говорили: «Ну женщина, вы зачем парнишку накрасили!» А она отвечала: «А хочу и крашу, и каждое утро с этого начинаю» Хотя не красила, конечно 🙂

Из последней поездки в Бердск:

Две недели назад (почти сразу после начала марафона) она ушла из этого мира. Ко всем своим детям и мужу. Грустно, но грусть светлая, потому что таков ход жизни.

Ксюша Курбетьева, бренд-менеджер

До прошлой осени я не была у бабушки почти 8 лет — немалый срок ещё и с учетом того, что воспоминания о тех приездах сохранились мало, а вот в детстве ездили чаще — каждое лето. Она живёт в Чусовом — совсем маленький городок, разделенный на две части: старый и новый город. В старом городе живут почти только одни старушки, самый «модный» магазин — «Монетка» (когда там только его открыли в него ходили как на экскурсию). Бабушка живёт напротив центра старого города и окна сталинки выходят на площадь Горсовета.

Когда попадаешь к ней, ощущение, что время остановилось, и совершаешь какое-то невероятное путешествие в прошлое. Сначала это поезд (сколько не была у бабушки — столько не ездила поездами) с его чаем в подстаканниках. Потом после прибытия в 5 утра идёшь по солнечному, старому и очень тихому городу. Бабушка всегда на наш приезд готовит блины. Сколько бы я не училась — так как у неё у меня не получалось никогда. Обычно в детстве родители шли спать после поезда, а мы с бабушкой готовили блины, вернее бабушка готовила, а я смотрела на поезда и мешалась (вернее мешала тесто). Из окон кухни видны поезда, а за ж/д дорогой уже начинается пригород.

Побывать у бабушки — это как побывать в детстве, для неё я не выросла, у неё на стене всё также мой детский рисунок, книжка со сказками на том же месте, даже детская посудка (которую я уже тогда терпеть не могла прибирать) в той же коробочке.

Вот в таких местах и находишь наверное то, что можно назвать корни. Бабушка не самый простой человек — она ребёнок войны, всю жизнь проработала хирургической медсестрой, она человек своего времени и своего города (мама не раз пыталась уговорить бабушку переехать в Екатеринбург, но бабушка непреклонна). Она человек своего города, на ней, как и на городе время оставило свои морщинки. Вот такие они люди и их города.

 image0323

Мария Абдулина, менеджер по работе с любимыми клиентами

Как и многие пожилые люди бабулиного возраста, она знает войну. Ей было 7, когда война с Германией началась, в самом начале их с сестрой и мамой вывезли из Ленинграда. Успели! Как они жили те страшные годы — неизвестно, она никогда не рассказывает… Зато с радостью вспоминает день, когда их привезли в Вологду к родственникам.

Первое, что она попробовала из «нормальной еды» — оладьи из остатков картошки (сама картошка в тех широтах была роскошью, поэтому очистки сушили и перемалывали в муку). До сих пор для нее нет ничего вкуснее тех оладьев.

В бабулиной жизни было много яркого, и сейчас, когда один глаз видит только очертания, а второй едва различает лица, она смеется и говорит, что достаточно повидала и пора глазам уже отдохнуть… А повидала она действительно много: «МаргаритаСанна» отдала на благо людей больше 40 лет трудовой жизни и была, как тогда говорили, «активистом». И в самодеятельность, и в колхоз за урожаем, и в комитет помощи нуждающимся — первая. Многое пережила.

Сейчас, когда в голове путаница, когда не знаю, как правильно поступить, звоню бабуле и слушаю рассказ из жизни. Никаких поучений, «выводы делай сама, решения принимай сама» 🙂 И ведь помогает!

Меньше чем через месяц я снова полечу к ней на Урал. Уже собираю большую сумку с подарками, коллекцию историй и новостей из нашей московской жизни за эти полгода и МИФовскую книжку про бабушкины морщинки. Правнук тренируется читать ее с выражением вслух 🙂 Это такая радость — смотреть, как они общаются, мои дорогие и любимые человечки!

Варвара Алехина, ответственный редактор

Я очень скучаю по своей бабушке. Ее нет уже четыре года, но иногда я забываюсь и ловлю себя на мысли, что нужно позвонить и уточнить, как же все-таки готовят эти чертовы блинчики / оладушки / пирожки. Ведь у меня они опять не получились.

Я никогда не называла ее бабушкой. Для меня (как, впрочем, и для других членов семьи) она всегда была Валечкой. Так уж сложилось, что всех своих бабушек я звала по имени. Бабушка — Валечка, прабабушка — Варенька, другая прабабушка — тетя Анечка.

До 1998 года мы жили в небольшом военном поселке Фокино 17 под Владивостоком. И каждый год приезжали в отпуск в Севастополь на два летних месяца. Перелет Владивосток-Москва длился 9 часов, но мне казалось, что все 12! А потом еще двое суток мы добирались до Севастополя на поезде. Это были удивительные поездки, с ними у меня связано множество радостных воспоминаний. Но сейчас не об этом.

В детстве мне мечталось, что вот сейчас мы как приедем внезапно, а Валечка как удивится, да как обрадуется. Но нет, когда мы наконец добирались, Валечка уже стояла у парадной и радостно улыбалась. А потом начиналась ежедневная кутерьма: ранние походы на море, сбор урожая на даче, вечерние посиделки за лото.

Мне всегда говорили, что я копия бабушки. И лицо ее, и рост родительский не достался, и склонность к полноте имеется. В детстве это злило. А сейчас, когда я смотрюсь в зеркало, стала замечать, что отражение с каждым годом все меньше напоминает Валечкино лицо. Я становлюсь похожа на маму. Никогда не думала, что буду грустить по этому поводу.

***

Свою прабабушку я звала тетей Аней. Она была двоюродной сестрой моей родной прабабушки, но ту я никогда не видела. Тетей Аней прабабушку называла и моя мама. Она рассказывала, что когда они впервые встретились, мама кинулась к тете Ане с криком: «Бабушка». На что та невозмутимо ответила, что для бабушки она непозволительно молода и ее нужно называть тетей.

Тетя Аня была швеей, мама и я всегда ходили в обновках. Она пекла потрясающий торт «Птичье молоко» и жарила маленькие пухлые блинчики. Она любила смотреть Олимпийские игры, но не дождалась последних в Рио. Собирала фигурки стеклянных животных, теперь они стоят в моем серванте. А еще тетя Аня любила рассказывать истории. О своем отце-полярнике, о сестрах, о войне.

Тетя Аня была инвалидом, всю жизнь ходила на костылях. Она говорила, что не понимает, почему Бог ей отмерил такую длинную жизнь: она прожила 89 лет, хотя врачи обещали ей всего 8.

Она ушла совсем недавно, весной, дождавшись праправнука, но так и не увидев его.

Мария Князева, куратор

Мне кажется, рассказать о чем-то таком личном — все равно как вывернуть душу наизнанку. Но читала истории коллег и плакала. И поняла, что не могу не поделиться своей.

Мою бабушку звали Машей. Я мало, что помню о ней — воспоминаний много, но они все как ворох потускневших от времени фотокарточек. Но главное — это не воспоминания. Главное — то тепло, которое разливается во мне, когда я думаю о бабушке.

Вот она сидит на диване и читает. А я, маленькая, пристроилась рядом на глубоком красном кресле. Комната тонет в полутьме. Уютно горит торшер. И главный бабушкин слушатель — даже не я, а наш пес. Маленькая забавная бульдожка. Почти такая же, как Карл Мопс из нашей книжки.

Или вот мы играем в карты. Жульничаем обе напропалую. И смеемся друг над дружкой.

Или вот я купаюсь в ванной, а бабушка сидит рядом, и я показываю ей, каких медуз я увижу летом на Черном море.

А вот мы перебираем с ней гречку.

И вот она готовит самые вкусные в мире вареники с вишней.

И вот…

И вот к нам приезжает скорая. Бабушке плохо, но доктор говорит, что все будет хорошо и бабушка проживет еще долго. Но она умерла через 2 часа.

Умирая, бабушка сказала: «Маша, смотри. За мной пришел Иисус». И знаете, я верю. Потому что, если бы за кем-то в нашем мире и пришел сам Иисус, то это точно была бы моя бабушка.

Она родилась 14 февраля. И слово Любовь — оно про нее.

Мою бабушку звали Машей. Так я назвала свою дочь. Я бы могла сказать, что бабушка всегда будет в нас — во мне и в дочке. Но на самом деле, мне кажется, она просто рядом. И всегда помогает. Я верю. И я знаю это.

Виктория Худякова, бухгалтер по валютным контрактам

Так получилось, что мама моей мамы стала инвалидом ещё до моего рождения и меня воспитала её сестра, она всегда меня считала родной младшенькой.

Я помню теплые вечера со всеми сестрами и братом, строительство шалаша и затем взбучку от бабушки или как мы любили болтать до полуночи, а она приходила с ночником или кидалась подушками.

Она рано осталась одна и решила больше не связывать свою жизнь с кем-то еще, очень мужа любила. Воспитала троих детей сама.

У неё были самые вкусные манты, жаренная картошка, борщ и пироги, говоря о пирогах, вспоминаю пасху, когда печется всё за день до дня Х, такие ароматы, а есть не разрешается)

Завтра ровно три года как её не стало, и мне так дико её не хватает. Не хватает просто знать, что она где-то есть, что она ждёт и любит, что скучает.

Знаете, ведь мы им так нужны. Они могут положить всю свою жизнь на воспитание детей, внуков, мы вырастаем, у нас появляются свои заботы, а они всё так же выглядывают у окошка.

Цените своих бабушек и родителей, целуйте их, обнимайте и чаще говорите, как сильно вы их любите, ведь возможно наступит день, когда вы просто не успеете этого сделать.

Ксения Колганова, менеджер по персоналу

Мою бабушку звали Екатерина. И я родилась в день ангела Екатерины, но назвали меня Ксенией так как не хотели обижать вторую бабушку. Для меня она образец мудрости и порядочности. Она меня многому научила. Это она меня научила молится перед сном, читая молитвы, эти же молитвы читает мой сын перед сном, веря, что действительно все будет хорошо.

Я помню как дедушка переносил бабушку через реку, она была ростом 1.50 а дед высоким, около 2-х метров. И чтобы бабушка не замочила ноги в холодной воде он ее переносил на руках, и когда у него свело ноги от холода, он стоял долго в воде, но не отпустил ее. А после операции на сердца, когда он пришёл в себя после наркоза, первое, что он попросил положить конфеты для Катюши.

Для меня они и мои родители являются образцом как уважать и любить тех, кто рядом. Пишу, а слезы на глазах. Потому, что то, деда и бабушки уже давно нет, и мне их очень сильно не хватает. Ведь именно к ним я прибегала со школы на вкусный суп с плюшками согреваясь от неприятностей в беседах с ней.

И я завидую тем, у кого есть возможность чтобы дети общались со своими бабушками. Это очень важно и для детей, и для бабушек, и для внуков.

Оксана Гаджиева, борьба с пиратами

Из воспоминаний… Я всегда пыталась в школьные годы помочь ей по хозяйству, а она отправляла гулять, всегда говорила, что когда появится своя семья, тогда и буду намывать посуду и полы, а сейчас должна вдоволь нагуляться. Бабушка пекла такие пироги, блины, торты, что таких до сих пор не могу повторить, хотя истрепанная тетрадка с рецептами хранится у мамы до сих пор.

Бабушка каждый год ездила в Москву за 2000 км и брала с собой одного из нас, мне довелось 2 раза в 7 и 9 лет побывать с ней в Москве, а это незабываемые 2 дня в поезде и потом долгие прогулки по центру города. Много чего можно вспомнить. Я тоже хочу для своих будущих внуков стать такой бабушкой, о которой они с теплотой в сердце будут рассказывать своим детям.

Берегите своих живых бабушек, уделяйте им больше внимания!

Лейла Сазонтова, SMM МИФ. Детство

Ночью мне приснилась одна из бабушек, которой уже нет в этом мире. Свекровь говорит, что ничего хорошего в таких снах нет, но я то знаю, что они снятся, потому что рядом с нами. И для их памяти хочется говорить и говорить о них.

Снилась мне, к слову, бабушка мужа. Ее не стало в том году, ей было почти 88. Для меня это пример такого бесконечного жизнелюбия, что когда хочется поныть, я всегда вспоминаю о ней. До 85 лет она каталась на лыжах по выходным. Жила Мария Ивановна за 200 км от нас, но могла позвонить вечером и сказать: «Купила билеты на автобус, завтра приеду». А бывало иначе: «Я в Перми, но с подружками, приехала в театр, извиняйте, но к вам не успею»))

Из всех бабушек у меня осталась одна — бабуля Хураман. Она живет в солнечном Баку. Бабуля та еще озорница: в ее дворе живет три ее подружки. По вечерам они ставят самовар и играют в домино и лото (тссс, даже на деньги ), а еще могут фонариком посветить в балкон друг друга и спрятаться за шторой. При этом бабуле в этом году исполнится 76 лет. Кстати, 30 из них она проработала в самом крупном книжном магазине Азербайджана (вот от кого во мне любовь к книгам!).

Остальных моих бабушек и дедушек уже давно нет рядом. И знаете, мне очень стыдно, что мало общалась с ними, что не была рядом в последние дни. С возрастом понимаешь, насколько это большое упущение.

Помните о тех, кто наблюдает за нами с небес. Будьте чаще рядом с теми, кто здесь. И спасибо нашим бабулям и дедулям за то, что мы есть.

Яна Фатьянова, консультант колл-центра

Мою бабулю (иначе мы ее не называем) зовут Тамара Кирилловна Бахматова. Родилась она в 1931 году под Ленинградом и естественно ее детство пришлось на войну и блокаду. При этом один из ее дедушек держал в свое время дегтярный заводик, а другой работал в Зимнем дворце краснодеревщиком и говорят, ухаживал за фрейлинами :-), поэтому не будь войны, детство у нее было бы совсем другое, но увы…

И вот эта девочка жила в блокадном Ленинграде. Сама бегала за хлебом и водой на Неву. Рассказывала, что было у нее пальто с пелериной и вот бежит она — крылья от пальто развеваются, уши от шапки подпрыгивают, противогаз по попе хлопает, а она поет: «Бежит по полю санитарка — звать Тамарка, в одном кирзовом сапоге — 45». Вот, что значит дети.

А потом в 42-м году, моя прабабушка вывезла их с братом по Дороге Жизни в эвакуацию. Ехали по Ладожскому озеру на открытом грузовике ночью с включенными габаритными огнями, чтобы их не засекли с неба вражеские самолеты. Бабуля рассказывает, что видела как безвозвратно уходила под лед от трещин из-за бомбежек то одна машина, то другая. Кутались в одеяла с братом, но держались маленькие человечки.

А потом приехали к своей бабушке в деревню Запохотье Вологодской области и там зажили как в раю — грибы, ягоды, молоко, хлеб. И жили там до самой победы.

Бабуля потом благополучно вернулась в Ленинград вместе с мамой и братом. Моя прабабушка Ася была удивительно предприимчивая женщина и смогла перевезти обратно и устроить не только всю семью, но и свою корову. Которую, кстати, в те времена можно было выменять даже на дом)

С тех пор моя бабуля не любит выкидывать продукты и нас за это все время ругает.

Но она у меня самая первая помощница, вырастившая не только нас с мамой, но теперь помогает растить и моих детей. Она очень добрая, терпеливая и ласковая. Знает миллион песен и стихов, а еще иногда поет хулиганские частушки.

Вот такая у меня крутецкая бабуля!

Ирина Типунова, менеджер проектов

О бабушке Томе (бабушка по маме):

Во многом это её заслуга, что я так люблю читать — бабушка рассказывала мне сюжеты своих любимых книг, да и её огромный книжный шкаф с отличными произведениями был перед глазами (и чего там только нет — от «Сопротивления материалов» до «Двух капитанов»).

Сейчас бабушке Томе 85 лет, два года назад она сломала ногу и превратилась в лежачую больную, но ясность ума — как и лет 30 назад. Читает книги, смотрит программы по телевизору или разговаривает с подругами по телефону.

У неё всё так же на полках стоят книги, а на первом фронте — фотографии близких. В том числе семейная фотка в ателье из года 75-го, их свадебный танец с дедушкой и даже моя кошмарная фотка с паспорта и я с телефоном в возрасте двух лет.

Бабушка очень любопытна к деталям, но вопреки всем провинциальным традициям очень тактична. Сказывается, наверное, обучение в вузе в Ленинграде. Она никогда не спрашивает меня о замужах и правнуках, но всегда интересуется, как дела у наших котиков.

Сейчас времени у бабушки больше, связь у нас с ней дорогая, созваниваемся редко, а скайпа нет. Поэтому накопившиеся вопросы о любимой единственной внучке она задаёт маме. Мама страдает и слышит «ты ничего не знаешь о своём ребёнке», потому что часто ответить не может. А что ответить? 🙂 «Какая у Ириши была погода во вторник?» или «В поезде у неё была верхняя полка или нижняя?». На бабушкины каверзные вопросы даже я часто ответов не знаю или уже не помню))

В нашем с мамой топе пока такой диалог после одного из моих дней рождений.

Бабушка: Ты передала Ирочке мой подарок?

Мама: Передала, конечно.

Бабушка: Она обрадовалась?

Мама: Обрадовалась.

Бабушка (с энтузиазмом): А КАК она обрадовалась?

А ещё моя такая строгая к людям бабушка всегда с уважением относилась к кошкам. На мой взгляд — даже излишним уважением. Была у неё наглющая кошка Маруся, злобное и неласковое создание, которое смотрело на всех, как на врагов и считало, что все ей должны. За попытку погладить Маруся награждала всех царапинами и шипением.

Однажды она сбежала на улицу, безумно перепугалась и исцарапала меня в кровь, пока я несла её обратно домой на третий этаж. И только бабушка считала, что животное имеет право вести себя как угодно, раз у него детство было нелёгкое. И если Маруся занимала моё кресло, то я должна была не согнать кошку, а искать себе другое 🙂

Дмитрий Утробин, исполнительный директор

Бабушка Ира (папина мама)

Я всегда очень любил гостить у нее в коммуналке с высокими потолками и уютным двориком перед домом. До школы мы жили с ней вдвоем целое лето и лет в 6 она учила меня как прожить на 3 рубля в неделю: я ходил в магазин за молоком и батоном + варёная картошка. Я не помню, чтобы бабушка готовила какие-то особые разносолы, но помню пончики в сахарной пудре и чай в граненых стаканах и подстаканниках.

Почему-то именно у нее я ощущал полную свободу действий и имел неограниченное время, когда был предоставлен сам себе.

Лет в 9 я нашел в шкафу и прочитал «Похождения бравого солдата Швейка» и «Путешествия и приключения капитана Гаттераса» — понял точно не все, но был очень впечатлен ))

Именно у нее со мной регулярно случались всякие детские болезни или травмы и бабушка Ира очень переживала, что моя мама больше меня к ней не отпустит.

Бабушка Ира бережно хранила билет на кремлевскую елку, который в свое время вручили папе за успехи в учебе. Москва для нас была где-то на другом краю света, а сама бабушка закончила только семилетку — нужно было работать.

А еще я помню домики из спичек, которые она делала, когда лежала в больнице.

Бабушка Катя (мамина мама)

Самое яркое воспоминание: ее очень взволновало мое твердое намерение жениться на девочке из детского сада, которая мне очень понравилась. А еще она любила рассказывать, что ее всегда принимали за мою маму — так молодо она выглядела.

Сразу после нашей с Ларисой свадьбы она как-то спокойно и уверенно сказала мне, что Ларисина мама теперь и моя мама, поэтому именно так я и должен теперь ее называть и к ней относиться. Думаю эта ее житейская мудрость позволила мне на протяжении многих лет сохранять отличные отношения с мамой Ларисы и не примерять на себя анекдоты про тёщу.

Моя третья бабушка — папина крёстная мать или просто «крёсна Зина»

Она жила в Архангельской области и приезжала к нам в гости где-то раз в год. И это всегда был ПРАЗДНИК. Она баловала меня конфетами и колбасой. Привозила зеленые бананы и мандарины, которые доставались ей по «северному снабжению». И еще книги, которые она мне читала. Помню огромный сборник Маяковского в красной эфалиновой обложке и с яркими картинками внутри.

Слово вам и вашим родным

Друзья, мы хотим, чтобы вы и ваши близкие поделились своими рассказами. Позвоните и спросите у родных о самых ярких эмоциях в их жизни. Вспомните истории, которые бесчисленное количество раз бабушка рассказывала вам. Какие воспоминания скрываются за её морщинками?

Поделитесь воспоминаниями своих родных в социальных сетях, приложите фото и отметьте заметку хэштегом #морщинкинабабулиномлице. Давайте поделимся друг с другом тёплыми рассказами о своих близких.

Похожие статьи